© НИКИТА КИРСАНОВ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » © НИКИТА КИРСАНОВ » «В первых строках моего письма...» » Письма декабристов Д.А. Искрицкого и В.Д. Вольховского о Кавказе.


Письма декабристов Д.А. Искрицкого и В.Д. Вольховского о Кавказе.

Сообщений 11 страница 20 из 28

11

№ 3

Эчмиадзин, 11 июня 1827

Любезнейший папинька.

Я, слава богу, здоров, да и все мы должны благодарить бога, что еще не страдаем от жаров, хотя уже в Эчмиадзине; 9-го числа генерал Паскевич осматривал блокаду Ериванской крепости, и я в первый раз слышал свист неприятельских ядер, но как они почти еще никого не убили, то ето выходит род игрушки - солдаты от всего сердца смеются неудачным прыжкам крепостных ядер. Дай бог, чтобы ето всегда так было.

Покуда кроме крепостей неприятель имеет против нас самыя ничтожныя силы, говорят, что не находится охотников ополчаться; наши главные неприятели климат и трудность продовольствия. Земля здесь чрезвычайно обработана, но жители все уведены за Аракс в горы; богатейшие жатвы погибают без поливки, здесь необходимой, и притом здесь хлеб нужно снимать тотчас как поспеет; если немного опоздать, то все семя высыпится; жители, несмотря на величайшую опасность, прокрадываются в свои деревни, чтобы сколько-нибудь запастись хлебом. Деревни, особенно старые, имеют вид богатый, хорошия церкви, мосты отличные беспрестанно встречаются, там где живут армяне, татары же большею частью кочующие. При деревнях хорошие сады. Если бы жители не были выведены, то мы были бы в изобилии, а теперь имеем почти только то, что с собою привезли.

Мое усерднейшее почтение дядюшке и тетушке, всех и [их] прошу перецеловать: сестрам и братьям, когда будете писать, напомните меня, писать самому некогда.

Прощайте, любезный папинька, испрашивая родительскаго благословения вашего, остаюсь вас многолюбящим и почитающим сыном.

Владимир

12

№ 4

Тавриз, 30 октября 1827

Любезнейший папинька, пользуюсь отправлением в Петербург адъютанта его высокопревосходительства Ивана Григорьевича Фелькерзама, чтобы писать к вам. Я, слава богу, здоров, и у нас все благополучно. Военных действий никаких нет, ибо неприятельская армия вся разбежалась, и, кажется, можно ожидать скораго и весьма выгоднаго для нас мира. На днях наследник персидского престола Аббас-мирза приедет в здешние окрестности для свидания с нашим генералом.

Это письмо пишу из Тавриза, славнаго города удела Аббас-мирзы. Мы сюда вступили 19-го октября и встречены были народом с большим усердием: все осталось в полном порядке, лавки открыты, и всякий занимается своим делом. Во время марша проезжие между войсками спокойно продолжали дорогу свою; точно так мы шли как в своей земле, где привыкли уже к войскам. Английские чиновники, при посольстве английском и при Аббас-мирзе, по воле своего правительства находящиеся, все остались здесь и большие с нами приятели; впрочем они находились здесь с условием не участвовать в походах против русских и турок, что и соблюдали всегда. Здесь нашли порядочно устроенный арсенал, литейный и пороховый заводы.

Город, будучи построен на азиатский манер, наружностию некрасив, ибо все строения закрыты простыми глиняными высокими стенами, но очень много весьма хороших внутри домов, построенных богато и со вкусом: комнаты позолоченныя, раскрашенныя, бассейны, фонтаны, садики - с удивлением вы найдете там, где снаружи ничего особеннаго незаметно. Лавок без числа, караван-сараев много опрятных и хорошо выстроенных; новый базар, около версты в длину имеющий, состоит из двух рядов лавок, соединенных каменными высокими сводами. Город довольно порядочно укреплен, имеет две стены, ров, башни и бастионы.

Сверх того, есть цитадель. Форштаты огромные. Это все описываю вам, чтобы вы не подумали, что мы воюем здесь с бедняками, у которых нет чем сопротивляться. Занятая нами провинция Аззербиджан, говорят, приносит до 17 миллионов на наши ассигнации доходу, и может выставить до 50 000 войска, в том числе более 15 000 регулярной пехоты было у Аббас-мирзы с порядочною артиллерию. Мы стоим здесь во дворце Аббас-мирзы.

С нами под Ериванью был Чугуевской уланской полк, котораго командир Николай Григорьевич Изюмов весьма много помнит и любит вас; он отдал мне прилагаемое к вам письмо.

От вас уже я давно не имею известий, из Малороссии вовсе не пишут, от Лилиньки получил здесь письмо еще от 15-го июля. Прощайте, любезнейший папинька, будьте столько благополучны, сколько желает многолюбящий и почитающий вас сын

Владимир

Про Костеньку нет ответа от генерала Нейдгардта.

13

№ 5

Тегеран, 26 декабря 1827

Любезнейший папинька. Я вас уведомлял при отъезде моем из Де- Каргана, что отправляюсь к шаху. В столицу его величества Тегеран прибыл я 15 числа сего месяца. Прием на дороге и здесь был мне самый дружеский, выезжали ко мне навстречу, я представлялся принцам, которые все сажали меня, чего они никогда не делают с своими подданными. Шах также очень благосклонно обошелся со мною, но в успехе моего поручения еще совершенно ручаться не могу. Отсюда должен я отправиться назад, около 1 января. Здоров я, слава богу, хлопочу об деле; а это довольно трудно с персиянами, которые если и желают, что сделать, то не знают как.

Прощайте, любезнейший папинька, напомните меня всем нашим и всем незабывшим меня. О Костиньке вам известно, что я хотел сделать, но по сие время никакого ответа из Петербурга не получали; одно теперь средство остается - просить графа Сухтелена похлопотать о нем, ибо по окончании войны его сиятельство скоро отправится в Петербург.

Еще раз прощайте, любезнейший папинька, остаюсь навсегда вас многолюбящим и почитающим сыном.

Владимир

Желаю сердечно, чтобы вы провели в полном удовольствии и благополучии наступающий Новый год.

14

№ 6

Туркменчай, 12 февраля 1828

Любезнейший папинька. С сердечным сокрушением узнал я о новых встречаемых вами неприятностях; дай бог, чтобы оныя по возможности прекратились, ибо самое величайшее терпение не в силах бороться с судьбою, а она кажется довольно вас преследовала - дай бог, чтобы вы по стольким трудам вашим насладились спокойствием. Я уверен, что вы не сомневаетесь в желании нашем по мере сил делать вам угодное; с моей стороны я на все готов и прошу совершенно мною располагать: угодно будет, и я с радостию готов оставить службу, только чтобы сколько-нибудь содействовать к успокоению вашему.

К Константину Дмитриевичу я писал, что ему необходимо дождаться производства в подпорутчики, в Тифлисский полк не советывал вступать, ибо он в весьма расстроенном положении, притом стоит за 180 и более верст от Тифлиса. Почетнее здесь служить в гренадерской бригаде. Я предложил ему Грузинский гренадерской или Ериванской карабинерный полки, а более первый, в коем командир весьма хороший человек и штаб-квартира в 20 верстах от Тифлиса. С адъютантством может быть тоже уладимся. Я писал в Петербург одному приятелю, чтобы он по возможности взошел в положение брата и в необходимом ему помог бы.

Дядюшке и тетушке мое усерднейшее почтение, малую братию целую. Всем знакомым прошу меня напомнить. Многолюбящий и почитающий: сын ваш

Владимир Вольховский

Из Тегерана я благополучно возвратился с 10 миллионами серебра для царя, вследствие сего и мир подписан 10-го сего месяца в Туркменчае. Еривань, Нахичевань и Арарат наши.

15

№ 7

Тавриз, 25 февраля 1828

Любезнейший папинька.

По заключению мира в Туркменчае мы возвратились сюда благополучно и скоро надеемся отправиться в Тифлис. Я, слава богу, здоров, много имею дела и оттого мало пишу к вам.

Дядюшке и тетушке прошу засвидетельствовать мое глубочайшее почтение, малюток их и Надиньку с ее семьею, всех целую. Податель письма сего Г. Левковичь, взявший знамя под Аббас-Абадом, расскажет вам о происходящем здесь. Весь ваш многолюбящий и почитающий сын

Владимир Вольховский

16

№ 8

Персидское селение Гергер. близ Аракса, 11 марта 1828

Любезнейший папинька.

Мы 8-го числа выехали из Тавриза, около 22-го надеемся быть в Тифлисе. Сегодня уже переправляемся чрез Аракс и вступаем в новую границу нашу. Я, слава богу, здоров, из Тифлиса надеюсь подробнее писать вам о всем, касающемся до меня. Теперь только поздравляю, вас и всех наших с праздником, которых желаю провести в возможном удовольствии.

Вас многолюбящий и почитающий сын

Владимир

17

№ 9

Тифлис, 28 апреля 1828

Любезнейший папинька.

Давно не имел я удовольствия писать к вам, и теперь пишу в час по полуночи, между тем как у меня в канцелярии все перья за работою. Такова видно судьба моя переходить от труда к труду; дай бог, чтобы занятия мои не были вовсе безполезны. По возвращении моем из похода наш граф поручил мне должность обер-квартирмейстера, а при здешнем корпусе оная столько же хлопотлива, как и дежурнаго штаб-офицера; и я с утра до ночи мараю бумагу, но не думайте, чтобы возможность двигать войска возбуждала высокомерие мое; напротив, очень знаю, что только обязан исполнять высшия приказания, нисколько не увлекаясь собственными мыслями и мечтаниями, и потому смирно несу бремя мое. Вам известны теперешния обстоятельства, нет возможности к вам отлучиться, но если бы даже по желанию графа я и постоянно остался при здешнем корпусе, то и тогда не теряю надежды увидеться с вами, хотя, к сожалению, сего весьма в непродолжительном времени предвидеть не могу, но бог милостив и я на него надеюсь.

Не знаю, Надинька находится ли с вами, но во всяком случае ее и Анну и Ольгу Дмитриевну хотя заочно прошу поцеловать за меня. К ним теперь не имею времени писать. Жаль, что Надинька редко пишет ко мне, о Митиньке не имею известий, Костинька ни слова не пишет, но Стевен уведомил меня, что он идет в поход, и Стевен заботился, чтобы он ни в чем не имел недостатка. Покуда теперь нечего жалеть, что он не перешел в армию, может случиться, что он будет иметь еще на некоторое время средства содержать себя, получая жалованье серебром, и если будет хорош, то обратит внимание начальства. Дай бог ему всего добраго.

Прощайте, любезнейший папинька, желаю сердечно, чтобы письмо мое нашло Вас хотя несколько успокоенными от тягостных забот и неприятностей должности вашей и совершенно здоровыми. Многолюбящий и почитающий сын ваш

Владимир

18

ПИСЬМО В.Д. ВОЛЬХОВСКОГО К И.Ф. ПАСКЕВИЧУ

Город Казвин, 11 декабря 1827

Милостивый государь Иван Федорович.

Сего числа мы прибыли в г. Казвин: по-видимому, все предвещает мир, везде говорят, что деньги высылаются, но странно то, что самый визирь Али-Наги-мирза не имеет точного известия о сем, но говорит, что Фетали-хан, как слышно, принял первые пять куруров и скоро должен их отправить, а три продолжает принимать. При сем считаю долгом донести Вашему высокопревосходительству о странных рассказах курьера, отправленного к Вам с известием о согласии шаха на все условия мира: мы встретили его 9-го числа близ Султании, он мне говорил, что шах платит деньги и на все согласен, но, как я узнал, Назир-Али-хану говорил, что он везет три главные бумаги: 1-ю к Вашему высокопревосходительству с известием, что шах на все согласился, 2-ю к Аббас-мирзе, что это есть одно промедление времяни, а что шах решился продолжать войну, 3-ю к Муштеиду Тавризскому, дабы он уведомил к кому более привержен Адзербиджан. Притом сей курьер рассказывал, что будто какой-то сын шахский, имея близ Тегерана войско, принуждает его величество не уплачивать деньги. Хотя не могу сказать, имеют ли сии рассказы какую-либо основательность, но поспешил бы донести об оных, если бы прежде имел возможность.

Прием нам здесь был самый торжественный, за 35 верст от города встретили несколько ханов с 200 конницы и провожали до города, за 7 верст выехал к нам визирь здешний; меня поместили во дворце и весь сегоднишний вечер угощал меня визирь Мирза-Таби, завтра буду иметь честь представляться его высочеству и после немедленно далее отправлюсь. В городе встретили нас с музыкою и фалконетною пальбою.

Дорога от Зангани сюда совершенно удобна, но говорят, что на 30 верст по обе стороны от Казвина бывает весьма холодно, дуют свирепые ветры и выпадают большие снега, но покуда снега вовсе нет и холод сносен; на дороге на сем расстоянии деревень нет по сю сторону Султание, но к Зангану от оной последняя деревня в 20 верстах. За Султаиею край весьма населенный вдоль речьки Абгарчая, кругом Казвина, как говорят, также весьма много деревень.

Здесь слухов о войне нет, войск не собирают; оных находится у Али- Наги-мирзы до 10 000 конницы, сарбазов же нет. Уверяют, что сего числа Сардарь Ериванский, доселе живший в здешних поместьях своих, выехал к Зангану, дабы принять начальство над войском Абдулы-мирзы; говорят, ему поручены и здешняя войска, которых он имеет право собрать.

Поручая себя милостливому покровительству Вашего высокопревосходительства, с глубочайшим почтением и преданностию честь имею быть,

Милостивый государь,

Вашего высокопревосходительства

покорнейший слуга

19

ПИСЬМО В.Д. ВОЛЬХОВСКОГО К А.С. ГРИБОЕДОВУ

Дерев. Сафар-Ходжа (близ Казвина), 13 декабря 1827

Любезнейший Александр Сергеевич!

Рапортом из Казвина и письмом, также письмом от Зангана имел я честь доносить Его высокопревосходительству о том, что считал небесполезным довести до сведения его 25; теперь не имею многаго присовокупить: податель сего наш курьер подтверждает доходившие до меня слухи о том, что Гуссейн-Али Хорасанский преклонил шаха не высылать денег; касательно сбора войск я писал, что в Зангане в том мало успеха, в Казвине еще не собирали, но при самом моем выезде мне говорили, будто бы назначено войскам собираться; вообще же, кажется, здесь думают, что и нам нельзя зимою воевать.

Самое трудное будет перебраться через Адзербиджан, а потом, выключая перевала Султанайскаго, где могут быть сильные ветры и морозы, без пристанища в обе стороны около 20 и 30 верст, дорога не представляет никакого затруднения; вероятно, что войск неприятельских не будет, и на переходах можно было бы и по деревням останавливаться, которых за Султаниею по дороге и возле оной довольно. Расположение к нам Зангани Вам известно, кажется и в Казвине тоже, хотя здесь по дальнейшему расстоянию оно не успело еще обнаружиться: у нас сердце полно — но решительности нет, сказал мне здесь один человек, который должен был бы быть предан правительству, и это в одну минуту, в которую он мог говорить откровенно.

Здесь ходит насчет Аббас-мирзы странная молва, которой верят и при дворе Казвинском, будто он согласился из требуемых ныне от шаха 8 курур пять отдать русским, а три себе взять; некоторые полагают, что он совершенно к нам передался.

Я уже писал об торжественном приеме, сделанном мне в Казвине; не знаю, должен ли я сие приписать желанию приобрести внимание его высокопревосходительства или просто имяни ельчи, которым здесь всякаго посланного называют, если он не просто курьер. Визирь мирза Таби во все время моего пребывания у них почти не отходил от меня; квартиру я имел во дворце.

Я позабыл написать, что Занган и Казвин окружены простыми здешними стенами без рва, башни небольшим и не могут помещать пушек, которых в Зангане есть несколько без лафетов, а в Казвине кажется вовсе нет.

Прощайте, любезнейший Александр Сергеевич, напомните меня всем добрым людям, простите [за] маранье, пишу после холоднаго перехода в дыму.

Весь Ваш

Вольховский

20

Комментарии

1. «Декабристы и их время, материалы и сообщения», М.-Л., 1951, стр. 159 (см. статью М.В. Нечкина «Священная Артель. Кружок Александра Муравьева и Ивана Бурцова 1815-1817 гг.»),

2. «Восстание декабристов». Материалы, т. 8, Л., 1925, стр. 321.

3. Центральный государственный исторический архив в Москве (ЦГИАМ), ф. 109, I экспед. 1826, д. 61, ч. 170, л. 2.

4. Центральный государственный исторический архив Грузинской ССР (ЦГИАГр), ф. 548, оп. 1, д. 77, л. 408

5. Там же, л. 452.

6. ЦГИАГр., ф. 548, д. 113, л. 19.

7. ЦГИАМ, ф. 109, 1 экспед., 1826, д. 61, ч. 170, л. 2.

8. Там же, д. 61, ч. 247, л. 3.

9. «История военных действий в Азиатской Турции в 1828-1829 годах», ч. I, СПб., 1836.

10. М.Г. Нерсисян. Из истории русско-армянских отношений, книга вторая, Ереван, 1961, стр. 294.

11. ЦГИАГр., ф. 548, д. 77, л. 383.

12. М.В. Нечкина. Движение декабристов, т. II, М., 1955, стр. 167.

13. ЦГИАГр., ф. 548, оп. 2, д. 48, л. 6.

14. АКАК, т. VII, стр. 587.

15. АКАК, т. VII, стр. 751-752

16. Тифлисские ведомости, 1828, № 11

17. И. Ениколопов. Грибоедов и Восток, Ереван, 1954, стр. 90.

18. Полковник Лазарь Иоакимович Лазарев - один из представителей армянского дворянского рода Лазаревых. В 1827-1828 гг. участвовал в русско-персидской войне. После заключения Туркманчайского мирного договора руководил делом организации переселения армян из Персии в пределы Закавказья (М. Н.).

19. Александр Михайлович Миклашевский (1796-1831) - один из декабристов, переведенных, после шестимесячного заключения, в Отдельный Кавказский корпус (М.Н.).

20. Иван Григорьевич Бурцов (1794-1829), декабрист, после шестимесячного заключения был сослан на Кавказ, где принимал активное участие в русско-персидской и русско-турецкой войнах. Был смертельно ранен 20 июля 1829 г. во время атаки русского отряда на турецкие войска в районе Байбурта (М.Н.).

21. Генерал И.Ф. Паскевич (М.Н.).

22. Речь идет о генерале А.П. Ермолове (М.Н.).

23. Николай Николаевич Раевский (младший, 1801-1843) - один из «вольнодумных», прогрессивно настроенных людей своего времени, близкий друг А.С. Пушкина, А.С. Грибоедова, Д.В. Давыдова (М.Н.).

24. Аббас-мирза (М.Н.)

25. Генерал И.Ф. Паскевич (М.Н.).


Вы здесь » © НИКИТА КИРСАНОВ » «В первых строках моего письма...» » Письма декабристов Д.А. Искрицкого и В.Д. Вольховского о Кавказе.