© НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ»)

User info

Welcome, Guest! Please login or register.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма декабриста Е.П. Оболенского к С.Н. и Н.С. Кашкиным.


Письма декабриста Е.П. Оболенского к С.Н. и Н.С. Кашкиным.

Posts 1 to 10 of 15

1

Письма декабриста Е.П. Оболенского к С.Н. и Н.С. Кашкиным

Князь Евгений Петрович Оболенский - одна из наиболее примечательных фигур в кругу деятелей 14-го декабря. Мягкий, незлобивый но натуре, человек исключительной чистоты, «неисправимый» идеалист, он вышел из Сибирской ссылки вполне умиротворённым и душевно очищенным и до конца своей долгой жизни светил на всё окружающее тихим и тёплым светом. Ф.Ф. Вадковскнй назвал его «олицетворённым снисхождением», все без исключения друзья и сотоварищи любили его и горячо были ему преданы; такою же любовью и преданностью платил им и он сам, поддерживая с ними деятельную переписку, проникнутую чувствами дружбы и благожелательства к бывшим товарищам по несчастию. «Есть люди счастливые», - писал ему однажды друг его и кум А.Е. Розен: «которых беседы и письма производят самое отрадное впечатление на слушателя и на чтеца, располагают к благоволению, к терпимости, к стремлению к добру, - и ты в числе этих счастливцев» (письмо от 23-го марта 1849 г.)...

В письмах Оболенского, по словам того же Розена, «нет словечка злобы и кривизны, а всё пышет любовью и правдою» (письмо от 21-го января 1861 г.). - Из переписки Оболенского, которой он предавался охотно и деятельно, до настоящего времени опубликовано уже довольно значительное количество писем. В 1-й книге альманаха «Огни» (1916) мы обнародовали одно письмо Оболенского к его кузине Екатерине Никифоровне Хвостовой, рожд. Пушкиной, - письмо, живо рисующее перед нами добрую и чистую душу ссыльного народолюбца.

Здесь мы сообщаем ряд прекрасных по настроению и ценных по содержанию писем Оболенского к двум близким ему лицам: к его двоюродному брату - Сергею Николаевичу Кашкину (род. 17-го апреля 1799, ум. 7-го ноября 1868), с которым, кроме родства 1), связала его и судьба, и участие в общем деле: Кашкин, как «прикосновенный» к делу декабристов, привлекался к следствию, но, за недостатком веских улик, поплатился лишь переводом на службу в далёкий Архангельск, откуда освободился лишь через год, а затем вынужден был жить безвыездно в своём имении, - без права въезда в столицы, доступ в которые стал для него возможен не ранее, как через десять слишком лет; и к сыну последнего, - племяннику Оболенского Николаю Сергеевичу Кашкину (род. 1-го мая 1829, ум. 29-го ноября 1914), одному из «петрашевцев», унаследовавшему от своего родителя, кроме многих черт ума, души и характера, также и превратность судьбы: после блестяще начатой служебной карьеры, едва покинув Лицей, в котором он окончил курс с серебряною медалью, молодой Николай Кашкин, выслушав на эшафоте, с Петрашевским и другими, смертный приговор, был сослан рядовым на Кавказ, откуда вернулся в Калужскую губернию, в своё родовое именье Прыски, лишь в 1858 году и затем всю свою долгую жизнь посвятил общественному служению на поприще сперва - члена Калужского Губернского Комитета об улучшении быта помещичьих крестьян, а потом предводителя дворянства, судьи и земского деятеля 2).

Письма Оболенского получены были мною от самого Н.С. Кашкина, в бытность мою у него в Калуге в 1913 году, вместе с некоторыми другими материалами семейного архива Кашкиных 3), в главной своей части поступившего ранее в Российскую Академию Наук, по завещанию безвременно угасшего талантливого историка и высоко образованного генеалога Н.Н. Кашкина (сына Николая Сергеевича). Первое из печатаемых писем Оболенского, тогда офицера л.-гв. Финляндского полка, писано к Кашкину за два с небольшим месяца до декабрьской катастрофы 1825 года, которая разразилась так неожиданно и для самих участников, и для всех, к ним близких. О впечатлении, произведённом событием 14-го декабря, прекрасно свидетельствует, между прочим, следующее письмо, писанное к дяде декабриста, - сенатору Николаю Евгеньевичу Кашкину (род. 2-го сентября 1769, ум. 18-го мая 1827), его племянницею - Екатериною Лукьяновною Симанскою, рожд. Боборыкиною, из Петербурга, от 21-го декабря 1825 г. Вот это письмо 4).

«Все родные снова поручили мне тяжёлую задачу - сообщить Вам о величайшем несчастии, дорогой Дядя, и волнение моего сердца так велико, что перо моё едва может начертать грустные подробности печального происшествия, которое повергло нас всех в величайшую печаль. Однако, надо преодолеть это волнение и говорить... О несчастном дне 14-го числа Вы уже должны знать из газеты, в которой всё описано с величайшею точностию; скажу Вам, что все эти мятежники, столь же дерзкие, как и подлые, бросились в бегство, но почти в то же время были схвачены.

Однако, кто мог бы тому поверить, дорогой Дядя, что во главе этих безбожников, что душой этих бунтовщиков, увы! - наш Евгений Оболенский! Я не могу ничего более сказать, - подготовьте же несчастного князя 5) к этому жестокому и неожиданному удару, наносимому сыном, которого до сего времени мы все считали образцовейшим молодым человеком. Увы, дорогой Дядя, необходимо также, чтобы Вы не ввели в заблуждение князя, так как виновность несчастного Евгения превосходить всяческое безумие!

Между тем, мы просим Вас убедить или моего Дядюшку, самого князя, или кого-либо другого из нашей семьи приехать сюда для того, чтобы привести в порядок дела как самого несчастного, так и его обоих младших братьев, которые, располагая полною и совершенною свободою в настоящий момент, всячески ею злоупотребляют, так как оба, - должна Вас заверить, - мальчики совершенно испорченные.

Моя тётушка Штерич была так добра, - взяла на себя заботы о Сергее, и он у неё будет, по крайней мере, под присмотром и будет в состоянии продолжать свои занятия под наблюдением чудесного Евгения, но люди, равно как и всё маленькое хозяйство несчастного, останутся в том положении, в каком они теперь находятся, до распоряжений Дядюшки, и это не допускает промедления; вот почему мы все просим Вас настоять перед князем о приезде» 6).

Остальные письма Оболенского писаны через 32 слишком года и более после первого - в то время, когда автор, уже возвращённый, после 30-летней Сибирской ссылки, в Россию, проживал в Калуге, где он и умер, как праведник, 26-го февраля 1865 г. 7). Письма эти живо рисуют нам облик этого чистого народолюбца в эпоху приближения и осуществления одного из заветных мечтаний его и его друзей - освобождения крестьян; в этом святом деле он и сам принимал некоторое участие, состоя в переписке с своим былым сослуживцем, Я.И. Ростовцевым, который советовался с ним по вопросам, связанным с освобождением.

Желающих ближе познакомиться с светлою личностью декабриста Оболенского, отсылаем, между прочим, к изданным нами («Воспоминаниям о былом». Е.А. Сабанеевой (С.-Пб. 1914, стр. 103-107 и 149-150), а также к цитированной уже книге Н.Н. Кашкина: «Родословные разведки» (т. II, С.-Пб. 1913, стр. 547-548) и к изданию «Общественные движения в России в первую половину XIX века» (т. I, С.-Пб. 1905), где помещена подробная биография Оболенского (написанная В. Богучарским) и его ценные Воспоминания.

Сообщение и пояснения Б. Модзалевского. 1925 г.

1) Евгений Петрович Оболенский был сыном княгини Анны Евгеньевны Оболенской, рожд. Кашкиной, а Сергей Николаевич Кашкин - сыном её родного брата - Николая Евгеньевича Кашкина.

2) О нём см. в книге Н.Н. Кашкина: «Родословные разведки», т. II, С.-Пб. 1913, стр. 564-576, а также статью В.И. Семевского в его монографии о Петрашевцах (в «Голосе Минувшего» 1916, № 2, стр. 41-61, № 3, стр. 48-69 и № 4, стр. 174-192) и книгу В. Лейкиной: «Петрашевцы», М. 1924, стр. 119, 135 и 142.

3) Из них в «Голосе Минувшего» 1914, № 1, стр. 280-282, нами опубликовано письмо к С.Н. Кашкину декабриста Г.С. Батенькова.

4) Даём его в переводе; французский текст этого письма напечатан был нами в «Воспоминаниях о былом» Е.А. Сабанеевой, С.-П6. 1914, изд. «Огней», стр. 149, в примечании.

5) Т.е., князя Петра Николаевича Оболенского, отца декабриста.

6) На письме адрес: «Его Превосходительству Милостивому Государю Николаю Евгеньевичу Кашкину. В Кудрине, на валу, в собственном доме в Москве» и почтовый штемпель об отправлении письма из Петербурга в 20-х числах декабря 1825 г.

7) Письмо его сестры о его смерти см. в «Голосе Минувшего» 1915 г., № 12, стр. 231-232.

2

1. С.Н. Кашкину

7 Октября 1825. Петербург.

Милый друг Сергей. Давно я к тебе не писал, и ты также первым письмом меня порадовал с давнего времени; но смело могу тебя уверить, что минуты, которые я посвящаю тебе, суть те, в коих я чувствую избыток души и необходимость излить мои чувствования другу, который меня понимает и любит. Верю, милый друг, обстоятельствам твоим, которые тебе препятствуют приехать в Петербург, но душевно желаю, чтобы они поскорее сделали тебя свободным1.

Беседа с тобой есть почти необходимость для сердца моего: ты не поверишь, сколь мало людей, которые прощают слабости другим; ты не поверишь, милый друг, сколь много самолюбия и эгоизма в лучших людях; но зато есть нечто доброе, таинственная сила, сокрытая в душе каждого человека, рожденного добрым, которая, вопреки сим недостаткам, рождает общую любовь и доверие даже между теми людьми, кои разнствуют мыслями.

Сие общее чувствование развивается, конечно, не в обыкновенных сношениях людей между собою, но в тех случаях, которые невольно влекут всех и каждого к одной общей идее, и потому, любезный друг, я уверен, что время изгладит между людьми одинакого образования и одинаких чувствований те неравенства, которые в нынешнем положении их между собою делают неприятные иногда между ними сношения.

Ты вместе с прочими бранишь меня за мои занятия, негодуешь на пристрастие мое к Шеллингу, а не хочешь видеть до сего времени цель моих занятий2. Ответ мой тебе, милый друг, будет самый простой. Есть некоторые требования души, которых человек отстранить не может. Есть некоторая жажда к познаниям, которая требует удовлетворения, дабы насытить душу всем высоким и нравственным. До сего времени науки меня не удовлетворяли: они представляли мне отдельные идеи, которые бродили у меня в голове без плану и без цели: система Шеллинга соединила сии разнородные идеи в одну и удовлетворила отчасти моим требованиям.

Я стараюсь теперь привести в порядок то, что у меня было в беспорядке, а вы, друзья мои, меня за то браните! Но я не понимаю властолюбия вашего: оставьте мне мои мечты, мои заблуждения, если хотите, чтобы я с вами был откровенен. В противном случае боязнь найти во всем, меня окружающем, нечто враждебное поневоле стеснит мои мысли, и вы найдете во мне сами неприязненное к себе чувство. Вот, милый друг, мои условия с тобою. Я люблю твои недостатки потому более, что они происходят от источника благородного, чистого и что они не затемняют твой личный характер. Я не могу требовать, чтобы ты полюбил также и мои недостатки, но по крайней мере требую снисхождения к ним.

Картина жизни твоей в Рождествине3, признаюсь, милый друг, меня пленила и тронула до слез4.

Я чувствую, дорогой друг, цену чистых чувствований молодежи, которая, в невинности своей души, спокойно проводит жизнь в уединении и при отсутствии всяких удовольствий. Но следует также сказать: женщины рождены более совершенными, чем мы; натура дала им то спокойствие души, то совершенство чувств, которое дает им возможность наслаждаться утехами их собственного существования. Все, что их окружает, доставляет им радости, которых мы не можем познать. Они живут в самих себе, с таким удовольствием и с большим спокойствием, чем мы, живущие всегда тем, что вне нас. Их сфера - это их семейство, а наша - целая вселенная.

Наш ум не ограничивается пассивным существованием, которое видит, как перед ним течет волна богатств, и получает только то, что нужно ему для его собственного благополучия. Мы жадны до знаний, до власти, до богатств; женщины., наоборот, довольствуются малым; их власть - любовь, чувство, которое объединяет всю природу. Их единственное желание - быть в общении с миром через существо, которое провидение избрало для того, чтобы извлекать их из ограниченного круга, в котором они находятся. Они сильны благодаря их мужьям; чрез них они начинают жить и достигают цели, для которой живут.

Что же касается нас, милый друг, то мы видим в женщине, которую мы любим, не цель и сущность нашей жизни, но единственно дополнение к нашему существованию, которое нам безусловно необходимо, как точка опоры, от коей мы можем устремляться с большею силою к усовершенствованию нашего бытия, которое есть цель, к коей мы стремимся. Но это стремление к совершенству живет в нашем политическом и моральном существовании; однако, ты видишь, что мы не можем никогда достичь его в той степени, в которой нам того хочется, - и вот причина, по которой мы никогда не бываем довольны своим положением.

Судьба лишает меня, милый друг, чистой радости иметь такое общество женщин, какого жаждет мое сердце. Мои сестры доставляли мне нежные радости в продолжение моего краткого пребывания в Москве5; но, милый друг, у меня нет ничего подобного здесь. Мне кажется, что я останусь несчастным холостяком в течение ряда лет, если еще долго пробуду в Петербурге.

Одно и единственное мое желание - найти женщину, которая могла бы ответить мне своею чистотою и своими чувствами, - но здесь очень редко можно встретить что-либо подобное: все молодые девушки холодны чувствами, горды своим знанием света, которое они приобрели непозволительным общением с молодыми людьми на балах; их жизнь уже запятнана прикосновениями, недозволительными желаниями мужчин, которые в сношениях с женщинами видят лишь плотское влечение одного пола к другому; их уши уже испорчены выражениями этих чувств. Чего хотите вы поэтому от молодой особы, чувства которой уже не чисты?

Но я забываю, милый друг, что время идет, что каждой беседе должен быть какой-нибудь конец, что удовольствие, которое нахожу я в том, что открываю тебе свое сердце, должно и тебя найти в таком же самом настроении, как и мое, чтобы это письмо имело для тебя какую-нибудь цену. Итак, кончаю, - и уже давно время. Прощай, милый друг, люби всегда твоего преданного друга

Кн. Е. Оболенского.

1  С 3-го ноября 1824 г. С.Н. Кашкин служил заседателем в 1-м Департаменте Московского Надворного Суда, куда поступил по приглашению И.И. Пущина. Пущин, как известно, занял невидное место для активной борьбы со взяточничеством чиновников и вообще для служения народу; для этого он привлекал туда и своих просвещённых молодых друзей (см. «Записки В.П. Зубкова», С.-Пб. 1906, предисловие Б.Л. Модзалевского).

2 О своих занятиях изучением философии Шеллинга Оболенский затем показывал и Верховной Следственной Комиссии; см. у В.И. Семевского: «Политические и общественные идеи декабристов», С.-Пб. 1909, стр. 219. Шеллинг увлекал также и декабриста В.К. Кюхельбекера (там же, стр. 233).

3 Подмосковное село Рождествино, в 17 верстах от монастыря «Новый Иерусалим», принадлежало отцу декабриста - князю Петру Николаевичу Оболенскому.

4  Далее и до конца письма - по-французски.

5  У Оболенского было 6 сестёр, из коих пять были замужем, а одна (Марья) осталась в девушках.

3

2. Семейству Кашкиных

26-го марта 1858 г. [Калуга].

Христос воскресе, друг Сергей Николаевич, Катерина Ивановна, Юлинька, Серёжа, Николай, если он с вами, и Юрий1, если явился из Петербурга, - всем и каждому порознь, даётся не по одному поцелую, а по числу жуш нашего семейства, от верхнего этажа до нижнего, от старшего до самой меньшой Елены2, - все приветствуют вас, добрые друзья, добрым приветствием Христовым, - всем желают всего лучшего, - пусть каждому достанется добро по его душе: пусть тебе, Сергей, жить долго и не стариться; пусть Катерина Ивановна останется такою, какая она теперь, пусть не разучится любить, а сердце её тёплое не должно охладеть.

Николаю нужно получить независимость в общественном положении, независимость в нравственном отношении; нужно сердце тёплое, которое бы его согрело, - пусть он получит это всё. Юлинька, если желает друга, - пусть пожелает и получит сердце родное, православное, без лести и коварства, не шаркуна, а человека с душою, который умел бы согласить своё сердечное слово с делом.

Сергей пусть развивает в себе поэтический огонь, но вместе с тем пусть внесёт в жизнь не одну поэзию, но и нечто положительное, которому украшение будет его поэзия, но существенное будет истина в жизни.

О Юрии и Александре3 не говорю: они имеют теперь свою определённую цель, - пусть достигнут её благополучно и выработают себе нечто хорошее в жизни, тот нравственный капитал, который нравственным трудом каждого из нас невидимо растёт с каждым днём и составляет ту крепкую основу нашей внутренней жизни, по которой всё остальное движется твёрдо и непоколебимо.

Много я тебе насказал, друг Сергей, по сердечному сочувствию к каждому из членов твоей семьи. Теперь обращусь к настоящему, т. е., к нашей современности. У нас всё благополучно. Общественная наша жизнь мирна. Вчера у Графа4 был танцовальный вечер, на котором был весь город; говорят, все были веселы и довольны. Об остальных удовольствиях не знаю, что сказать; вероятно, они готовятся и в своё время будут служить развлечением для народа молодого и удалого.

Наша Наташа5, вопреки зубной боли, вчера явилась на бал и кажется движением переломила свою боль, но так как она возобновляется, то и просит она Николая Сергеевича привести ей две стекляночки капель от зубов Доктоа Козловского, рекомендованных нашей Княгиней Оболенской6, как специфическое средство. Далее я прошу его привести из Персидского магазейна на Никольской настоящего Персидского порошку от всякой гадины, которой у нас развелось много. Затем жду исполнения моих поручений по письму моему к Николаю, отправленному ещё на прошлой неделе.

За тем пора кончать. Обнимемся крепко.

Твой друг

Е. Оболенской.

Марта 26-го [1]858 года.

1 Екатерина Ивановна - жена С.Н. Кашкина, урождённая Миллер (1806-1879), на коей он женился в 1828 г. Юлинька - их единственная дочь, родившаяся в 1838 г. и в 1863 г. вышедшая за Константина Николаевича Боборыкина, впоследствии генерал-лейтенанта; она умерла 9-го августа 1909 г., вдовою.

Сергей Сергеевич Кашкин (1835-1892) впоследствии был депутатом дворянства Перемышльского уезда Калужской губернии.

Юрий Сергеевич Кашкин (р. 1843), был в это время воспитанником Александровского лицея, а впоследствии членом Калужского окружного суда.

2 Дочь декабриста, княжна Елена Евгеньевна Оболенская, родившаяся 30-го января 1857 г. в Калуге.

3 А.С. Кашкин, третий сын С.Н. Кашкина, тогда прапорщик Преображенского полка, участник Польской кампании 1863 г., впоследствии генерал-майор военно-судебного ведомства; умер 5-го декабря 1883 г. в Мюнхене.

4 Дмитрий Николаевич Толстой-Знаменский, бывший с 6-го апреля 1856 до 27-го июля 1858 г. Калужским губернатором, а затем - до апреля 1861 г. - Воронежским, откуда назначен был директором Департамента полиции. С 1876 г. - председатель Общества истории и древностей Российских при Московском университете, автор воспоминаний, историк и археолог; умер в 1884 г.

5 Княжна Наталья Сергеевна Оболенская, родная племянница декабриста (дочь его брата), в 1861 году, 30-го июня, вышедшая замуж, в Калуге, за Александра Михайловича Жемчужникова (брата поэта).

6 Княгиня Александра Алексеевна Оболенская, урожд. Дьякова (р. 1831), жена председателя калужской Палаты гражданского суда и члена от правительства калужского Комитета по улучшению быта помещичьих крестьян князя Андрея Васильевича Оболенского. Княгиня А.А. Оболенская - основательница (в 1870 г.) известной частной женской гимназии в Петербурге.

4

3. С.Н. Кашкину

[Вторая половина октября 1858 г. Калуга].

Письмо твоё, друг Сергей, и поручение и твоё, и Николая получил и без замедления отправился в Гражданскую Палату для крепкого говора о её спящих силах. Цуриков1, занимающий место Председателя, обещался всё исправить, но когда и как, - об этом ты от меня получишь особое уведомление. Они грозят карою Столоначальнику, который очень легко сделал ошибку и может быть невинно, а может быть и умышленно, отправил пакет не туда, куда следовало. Впрочем, это дело не может тебя лишить ни одного вершка земли. - Затем обращусь к поручению Николая: с первой почтой напишу Ростовцеву о его сослуживце, и верю, что мой Иаков2 исполнит, если возможно, просьбу Кавказского бойца3.

Нового здесь ничего. Из Москвы пишут, что в Комитете К[нязь] Менщиков4 отличается какими-то выходками, весьма непригожими к лицу его Светлости. В Твери отличаются Парламентскими формами. В поучение Фёдор Сергеевич5 их получает и изучает. Вот как всё, извини, - в Туле Члены Комитета просили Левшина6, чтоб наложена была Цензура на статьи о Крестьянском вопросе, потому что резко пишут.

Вот вам, друзья, всё, что слышал. Рад, что Николай на ногах и действует, как полу-здоровый. Авось к ноябрю поправится и явится к нам в силе телесной и бодрости душевной. За тем простите, друзья. Всех вас обнимаю. Верьте, что каждому достанется добрая доля дружбы любящего вас

Е. Оболенскаго.

Вчера был у С. Дмитриевны7 и услышал там о смерти Александры Дмитриевны8: она скончалась от водяной 11-го октября. Мир душе её!

1 Александр Николаевич Цуриков, тогда товарищ председателя калужской Палаты гражданского суда; за его сына Александра Александровича в 1878 г. вышла замуж внучка С.Н. Кашкина - Екатерина Николаевна Кашкина.

2 Яков Иванович Ростовцев (ум. 1860), в 1825 г., 12-го декабря, сообщил в.к. Николаю Павловичу о готовящемся восстании. В «Русской старине» 1889 г., № 9, стр. 617-639, напечатаны письма Ростовцева к Е.П. Оболенскому, от 18-го ноября 1858 г., с любопытными возражениями его против нападок на него Герцена, и Оболенского к Ростовцеву из Калуги от 1-го января 1859 г. В журнале «Минувшие годы» за 1908 г., № 3 (стр. 98-99), в статье А.А. Корнилова, указано о влиянии Оболенского на Ростовцева в деле освобождения крестьян, на основании переписки их, опубликованной в «Русском архиве» 1873 г.

3 Н.С. Кашкин, который служил рядовым на Кавказе.

4 Александр Сергеевич Меншиков, князь, адмирал, член Государственного совета.

5 Щукин, с 4-го января 1857 до 20-го марта 1869 г. Калужский губернский предводитель дворянства, противник освобождения крестьян; см. в книге «Виктор Антонович Арцимович», С.-Пб. 1904, стр. 392-393 и др.

6 Товарищ министра внутренних дел Алексей Ираклиевич Левшин; его брат Дмитрий Ираклиевич был уполномоченным по размежеванию земель при тульской Палате государственных имуществ.

7 Софья Дмитриевна Кашкина (1804-1867), девица, двоюродная сестра С.Н. Кашкина, была монахиней калужского Казанского девичьего монастыря.

8 Сестра предыдущей; она умерла в Ярославле; см. Н.Н. Кашкин. Родословные разведки, т. II, С.-Пб, 1913.

5

4. С.Н. Кашкину

13-го ноября 1859 г. [Калуга].

Вот уже зима настала, друг Сергей Николаевич, а от тебя вестей нет: ты засел в Прысках и видно сердит на весь мир, потому что не хочешь перемолвить и словечка с нами, Калужанами. И Николай, и Сергей оставили по себе приятные воспоминания в нашем домашнем круге, и наша молодая женская половина чувствует какую-то неполноту в домашних беседах.

Нового у нас ровно ничего. Журналы Комиссий1 я продолжаю получать; но теперь журналы неинтересны: заключения сделаны, основания положены, - теперь им приходится кое-где подкрепить шатающееся основание, кое-где прибавить зыбкому фундаменту, а может быть и всё здание они построят так, как первоначально строился храм Спасителя на Воробьёвых горах2, - т. е. купят несколько тысяч душ для постройки, раззорят постройкой фундамента, а потом выведут заключение, что место неудобно, и что на нём построить храма невозможно. И здесь замечается то же, - кто знает, чем всё это кончится, но работа не по силам работников. А между тем время идёт, и не успеешь оглянуться, как всё начатое здание и труды Комиссий объявлены будут несостоятельными. Но довольно!

Свистунов3 получил полное собрание журналов, подобное моему, и решительно стал в оппозицию против требований Комитета, который вызывает членов депутатов на категорические ответы. Вероятно, он один будет в оппозиции. Что будет, когда эта сторона возвысит свой голос? О времена!

M-me Шестаков4, моя возлюбленная племянница, с другой возлюбленной - Натальей, Княжной (не боярской дочерью5), едва успели решить поездку в Прыски, как Ока стала в шатком положении, и они принуждены были дожидаться решительного её ответа на вопрос: пропустит ли она чрез себя и перенесёт ли на своём хребте груз двух женщин. Долго она решалась; наконец, когда дала положительный ответ, время улетело, муж Надины уже был на пути возвращения, - и доброе намерение и желание видеться со всеми вами осталось неисполненным. Мы ждём Шестакова к 15-му и потом расстанемся с ними надолго.

На днях был в Монастыре у Сонюшки6, беседовал с нею и получил от неё просьбу к тебе - о высылке ей процентов на житейские нужды, и желает, чтобы ты ей дал заёмное письмо на капитал. Всё это передаю тебе к сведению и рассмотрению.

Я просил Николая и Сергея передать тебе мою просьбу о Глобусе; если ты можешь одолжить меня на время, т. е., на пять или шесть месяцев этим учебным пособием, то я был бы тебе много благодарен; всё будет тебе возвращено в целости до рождения и воспитания твоих внуков: когда ты обзаведёшься ими, тогда и глобус, и карты будут тебе возвращены в целости. Убеди Николая в необходимости решить это дело и стать в главе продолжателей рода Кашкиных.

У нас сегодня Пятница, т. е. открытие вечерних собраний. Вообрази, у нас будет Шамиль7 со свитой, т. е., переводчиком, приставом и мюридом. Если успею перед почтой, то опишу тебе и вам всем вечер с Шамилем.

Шамиль нам изменил, - причину тебе скажет юноша, который лично отдаст тебе эти строки. Итак, прости, друг старый, но юный в воспоминании и в сердечном отношении. Примите привет и вы, юное поколение, - надежда в будущем и краса настоящего.

Ваш Е. Оболенской.

Ноября 13-го. [1]859.

1 Т. е редакционные Комиссии по крестьянскому делу.

2 По знаменитому проекту известного архитектора-художника Александра Лаврентьевича Витберга.

3 Декабрист II разряда Пётр Николаевич Свистунов; по возвращении из Сибири проживал в Калуге и был членом калужского Комитета по улучшению быта помещичьих крестьян, где состоял в числе членов либерального меньшинства - с Е.П. Оболенским, Г.С. Батеньковым и молодым Н.С. Кашкиным. См. об этом подробнее в книге «В.А. Арцимович», С.-Пб. 1904, по указателю.

4 Надежда Алексеевна Шестакова, рожд. Михайловская, жена капитана 1 ранга Ивана Алексеевича Шестакова (1820-1888), впоследствии генерал-адъютанта, адмирала и управляющего Морским министерством; она была родная племянница Е.П. Оболенского - дочь его сестры Александры Петровны Михайловской, рожд. княжны Оболенской.

5 Впоследствии Жемчужниковой (см. выше).

6 Кузина Оболенского, монахиня С.Д. Кашкина (см. выше).

7 Шамиль, имам Чечни и Дагестана, после сдачи в плен в Гунибе, был сослан, как известно, в Калугу, где жил сперва под присмотром, а затем и свободно, приняв русское подданство; умер в Медине в 1871 году. О пребывании Шамиля в Калуге и его семье имеются статьи состоявшего при нём приставом А. Руновского в «Военном сборнике» 1860 г., т. XI, № 2 и т. XIII, № 5 и в «Русской старине» 1877 и 1878 гг.

6

5. Н.С. и С.С. Кашкиным

30-го марта I860 г. [Калуга].

Любезный друг Николай и неразлучный с ним Сергей. Сколько лет вы от нас уехали, - и нет от вас ни доброго слова, ни дружеского воспоминания. Я понимаю, что в Тверь1 писать опасно, но в Калугу - совершенно свободно, и ни от кого и ни откуда не угрожает малейшей остановки. Спасибо, друг Николай и зато, что написал Жемчужникову2, - по крайней мере мы узнали, что вы сидите в Прысках и думаете думу о том, как бы вам добраться безопасно до Калуги, а потом до Москвы. Я понимаю эту думу при нынешнем состоянии наших дорог. Наш Семён Павлович просидел в зажоре, на пути из Москвы в Калугу, по пояс в воде, более 3-х часов; но вышел цел и невредим и не получил даже насморка от холодной ванны. Это счастие, но не всякому можно ожидать такого благополучного исхода.

Моё письмо к тебе не лишено, однакож, личного интереса. Ежегодно к Пасхе мы собирали в пользу Семёна Васильевича Хрущёва3 небольшую сумму, чтобы доставить ему возможность облегчить трудную монашескую жизнь. В нынешнем году сбор был маловажен, по случаю отсутствия Андрея Васильевича4; но при всём том собралось 20 р. сер. Буду просить тебя передать ему эту сумму из своих денег и вручить прилагаемое письмо. По приезде твоём сюда собранная сумма тебе будет передана мною. Пересылать ему деньги по почте - затруднительно для него. Верю, что твои финансы не расстроятся этою суммою; сверьх того - под твоим ведением Контора: ты можешь почерпнуть оттуда, и таким образом всё будет слажено к обоюдному удовольствию.

Что тебе сказать нового? - Жемчужниковы, вероятно, сообщили тебе все интересные новости из Петербурга до последней почты. Эта последняя остановилась на самом интересном месте: Андрей Васильевич5 был у Елены Павловны6, имел с нею долгую беседу и потом получил приглашение в следующую Пятницу, т. е. на шестой недели, на малое собрание, en petit comite, где кроме Императора и ещё двух лиц не будет никого. Если это не мистификация, то без сомнения Андрей Васильевич, как член меньшинства, будет достойным его представителем. Посмотрим следствия и сделаем тогда заключения.

Далее, из Твери7 получил известие об отправлении Уньковского8 в Вятку; в бумаге сказано: за личное участие и допущение Дворянства к составлению определения, противного Высочайшей воли, законно объявленной. Его отправили при двух жандармах и не позволили взять с собою камердинера, который поехал в-след за ним, в отдельном Экипаже. Всё это ты знаешь, и я напрасно тебе это передаю. Грустный факт... Дай Бог, чтобы он не повторился. Более об нём сказать нечего.

Нового у нас нет ничего. От твоего Папаши не получал ни строки: что с ними и где они, - не знаю. Не сомневаюсь, что Юлинька с Мамашей9 в Петербурге, но там-ли Папаша, - не знаю. Шестакова10 пишет, что два раза их видела. Вот всё, что до нас дошло. Дополни известие и скажи, как проводят они время.

Нам обещают на праздниках Театр и Литературные чтения в пользу бедных; в чтениях будут участниками Жемчужниковы11, вероятно - Подчаский12, если он еще будет здесь, остальных не знаю. Если вам будет возможно, - приезжайте; вероятно, реки вас пропустят благополучно. Затем крепко вас обниму за себя и всю семью. В Светлый Праздник вспомните нас, а мы вас не забудем.

Твой друг и дядя Е. Оболенской.

Марта 30-го

[1]860-го года.

Муромцев13 здесь, - приехал с больной женой и кажется ждёт её разрешения. Племянникова14 нет.

1 К жившему там декабристу Матвею Ивановичу Муравьёву-Апостолу, который приходился близким родственником и Е.П. Оболенскому (со стороны матери последнего, рожд. Кашкиной), и Кашкиным, ибо мать Муравьёва-Апостола была дочерью С.М. Черноевича от брака его с Елизаветой Аристарховной Кашкиной.

2 Поэт Алексей Михайлович Жемчужников, сестра коего, Анна Михайловна, была замужем за Виктором Антоновичем Арцимовичем, занимавшим, с 27-го июля 1858 г. пост Калужского губернатора. Алексей Жемчужников жил в это время в Калуге, откуда 8-го марта 1860 г. писал Н.С. Кашкину письмо с сообщением Петербургских новостей. Одно стихотворение Жемчужникова из архива Н.С. Кашкина напечатано было нами в жѵрн. «Жизнь Искусства» 1924 г., № 1, стр. 14.

3 Бывший ротмистр Бугского уланского полка (1832), а затем чиновник особых поручений при. московском генерал-губернаторе, С.В. Хрущёв (1790-1870), был монахом Козельской Оптиной пустыни, лежащей против имения Кашкиных - села Нижних Прысков.

4 Вероятно, брат Хрущёва, отставной кирасирский ротмистр.

5 Князь А.В. Оболенский (род. 4-го февраля 1825, ум. 11-го декабря 1875), воспитанник училища Правоведения, бывший с 1853 г. - и. д. товарища председателя калужской Палаты гражданского суда, с 1855 - директором калужского губернского Комитета о тюрьмах, с 1856 г. - и. д. калужского губернского прокурора; с 1-го марта 1858 г. - председатель калужской Палаты гражданского суда и член от правительства калужского Комитета по улучшению быта помещичьих крестьян - до 1-го ноября 1863 г., когда был назначен председателем Гродненской казённой палаты. Он вошёл в калужский Комитет по улучшению быта помещичьих крестьян, как калужский помещик, и, с декабристом П.Н. Свистуновым, петрашевцем Н.С. Кашкиным, А.А. Муромцевым и А.П. Племянниковым, составил «левую» Комитета, его либеральное меньшинство. Эти 5 членов, не согласившись впоследствии с проектами, выработанными большинством Комитета, представили ему свой особый проект.

6 Т. е. великой княгини Елены Павловны, принимавшей, как известно, неофициальное, но действенное участие в деле освобождения крестьян от крепостной зависимости и бывшей в оживлённых сношениях со всеми деятелями этой реформы.

7 Т. е., от Матвея Ивановича Муравьёва-Апостола, с которым Е.П. Оболенский был в деятельной переписке; 43 письма его к Муравьёву-Апостолу, за 1858-1865 гг. напечатаны в книге М.М. Зензинова: Декабристы. Материалы для характеристики, М. 1907, стр. 58-117.

8 Алексей Михайлович Унковский (1828-1893), присяжный поверенный, член тверского губернского Комитета об улучшении быта помещичьих крестьян; он был во главе либерального большинства тверского Комитета. Подробности его высылки см. в книге Г.А. Джаншиева.: «А.М. Унковский и освобождение крестьян» (1894). 

9 Ю.С. и Е.И. Кашкины.

10 Надежда Алексеевна Шестакова, рожд. Михайловская, племянница Е.П. Оболенского (см. выше).

11 Из братьев Жемчужниковых Алексей Михайлович (ум. 25-го марта 1908) - известный поэт и Почётный Академик, а Владимир Михайлович - тоже поэт, с гр. А.К. Толстым -авторы «Козьмы Пруткова».

12 Лев Николаевич Подчаский (род. 1834), числившийся 3-м переводчиком в московском Главном архиве Министерства иностранных дел; он был внуком графа Л.К. Разумовского, имевшего от П.М. Соболевской воспитанников Подчаских и, таким образом, приходился родственником Жемчужниковым.

13 Аркадий Алексеевич Муромцов, член (от Медынского уезда) калужского губернского Комитета по улучшению быта помещичьих крестьян, оставивший краткие воспоминания о В.А. Арцимовиче и эпохе освобождения крестьян в Калужской губернии (см. книгу «В.А. Арцимович», С.-Пб. 1904, стр. 608-613). В Комитете он примыкал, с Свистуновым, Кашкиным и Племянниковым, к либеральному меньшинству.

14 Аркадий Петрович Племянников, член от Лихвинского уезда в калужском губернском Комитете по улучшению быта помещичьих крестьян, член либерального меньшинства Комитета.

7

6. Н.С. Кашкину

Апреля 9-го [1]860 года. [Калуга].

Спасибо, и многократное спасибо, друг Николай, за исполнение поручения и за передачу Семёну Васильевичу1 нашего приношения. Письмо его к нам удостоверяет, во-перьвых, о своевременности присылки помощи, во-вторых - об удовольствии получить её чрез тебя, а не чрез Почту. Следовательно, все остались довольны, а в этом главное дело.

Начну с того, что делается в глубокой дали от нас. Мне сообщает из Иркутска моя приятельница, чрез которую я сообщал известия о тебе, что на бедного Петрашевского2 вновь воздвиглось гонение. Во-перьвых, его продержали в Полиции, в секретной, несколько времени, а потом отправили в дальнюю ссылку, но куда - неизвестно. Львова3 выгнали из службы. Спешнев4, как ты уже знаешь, проехал с Муравьёвым в Петербург, но в качестве-ли Спутника, или Арестанта, - неизвестно; по крайней мере в последнем смысле понимают его отъезд моя корреспондентка и, вероятно, другие. Bcе эти крутые меры вызваны, как следствие дуэли Беклемишева, но как эта последняя мне совершенно неизвестна, то я и остаюсь во мраке относительно причин, которые могли вызвать такого рода вопиющее самоуправство.

О Петербургских делах известия, сообщаемые Андреем Васильевичем5, так коротки и так неудовлетворительны, что невозможно понять, в чём было дело. Я уже сообщал тебе о приглашении А[ндрея] В[асильевича] на вечер к Елене Павловне. Тут был Император, который долго беседовал с Депутатом меньшинства, доволен был изложенным им мнением и велел изложить на бумаге. Письмо оканчивается сообщением, что труд начат, записка составляется, тщательно обдуманная, и будет представлена. Но в чём была беседа, о чём была речь, какого рода было мнение, - всё это осталось тайной. Одним словом, А[ндрей] Вас[ильевич] обошёлся с нами, как человек, который предлагает голодному прекрасное блюдо и, не давши вкусить, берет назад свой дар. - Он обещает возвратиться в половине нынешнего месяца; вероятно, это желание не будет исполнено «по многим независящим от Редакции причинам», и потому ожидать его можно, но не уверенно.

Говорят о новых полномочиях Губернаторам, при введении нового Положения, о расширении власти Исправников, одним словом, говорят, что мы будем находиться в осадном положении. Далее есть слух, по которому большинство Депутатов, собранных в Петербурге в нынешний период, представило энергический Адрес Государю с объяснениями на щёт действий и административных властей при выборах Депутатов в Комитеты Губернские, при занятиях Комитетов и, наконец, протест против Редакционных Комиссий и жалобу на то, что Комиссии в своих заключениях не только не стремятся к слитию интересов Дворянства с интересами Крестьян, но, напротив, стремятся к их разъединению и к утверждению враждебных между ими отношений.

Наконец (это сообщается по секрету, и прошу тебя также хранить в тайне), просят собрать новых депутатов, по два от каждой Губернии, избранных уполномоченными от уездов - для составления в Петербурге Совещательной Палаты; в гласных заседаниях её проект нового Положения должен быть обсуждён и принят по зрелом обсуждении и свободном рассмотрении как в целом составе, так и во всех подробностях.

Вот всё, что слышал и что передаю тебе. Хотя всему верить нельзя, но часть должна быть справедлива, и потому, вероятно, соображения Депутатов более или менее будут иметь влияние на Членов Комитета Главного. Послушаем Андрея Васильевича, когда он приедет, и тогда взвесим ценность и возражений, и мыслей, выраженных в Адресе, если он действительно был подан.

В твоём письме не нашёл ни слова о Петербургских временных обитателях. Твой Папаша молчит, как рыба, а между тем есть о чём поговорить.

Похристосуемся с тобою и с Сергеем, обнимем друг друга и сотворим молитву друг за друга. Вообрази себе, что 7-го Апреля вечером приезжает к нам Марья Васильевна6 и говорит весьма определительно, что поутру был у них с визитом Сергей Сергеевич Кашкин, но что она не могла его принять, потому что в туалете была неисправность, а Маменька её была нездорова. Мы спорили, что этого не может быть; она, напротив, говорит, что сама читала фамилию Кашкина, записанную лакеем со слов посетителя. Спросили у служителя Николая, - и он подтвердил слова барышни. Кто же он, разрешите!7

Ваш общий друг Е. Оболенской.

1 Хрущову; см. в предыдущем письме.

2 Михаил Васильевич Буташевич-Петрашевский, по делу которого в 1849 г. пострадал и Н.С. Кашкин (см. в Предисловии); подробности всего этого эпизода в жизни Петрашевского, случившегося вследствие дуэли 16-го апреля 1859 г. между членом Совета Главного Управления Восточной Сибири Фёдором Андреевичем Беклемишевым и чиновником особых поручений при генерал-губернаторе Восточной Сибири графе Николае Николаевиче Муравьёве-Амурском - Михаилом Сергеевичем Неклюдовым, - дуэли, на которой Неклюдов был убит, см. в статье В.И. Семевского: «М.В. Буташевич-Петрашевский в Сибири» - «Голос Минувшего» 1915 г., № 3, стр. 31-39.

3 Фёдор Николаевич Львов, петрашевец, сосланный в Сибирь с Петрашевским и замешанный в дело о дуэли Беклемишева; см. в той же статье В.И. Семевского.

4 О Николае Александровиче Спешневе и его портрет см. в книге В. Лейкиной: Петрашевцы, М. 1924.

5 Князем Оболенским; см. выше.

6 Девица Толстая, дочь бывшего Перемышльского уездного предводителя дворянства полковника Василия Алексеевича Толстого, женатого на графине Марии Степановне Толстой-же (1792-1874); она жила и умерла в Калуге.

7 См. в следующем письме.

8

7. Н.С. и С.С. Кашкиным

16-го апреля 1860 г. [Калуга].

Спешу сказать Тебе или, лучше, сказать вам, мои добрые отшельники Селения Прысков, несколько слов перед отходом почты по вашему тракту. Сегодня Суббота - вчера был у нас обычный Пятничный раут, на который стеклось народу видимо-невидимо. Все комнаты были полны гостей, дамы в нарядах блистали изяществом и красотой, - одним словом, всё было в праздничном виде.

Во-перьвых, скажу тебе, друг Николай, что плавание между Калугой и Малоярославцем хорошо и не представляет больших препятствий, но по ту сторону Малоярославца, на седьмой версте речка Протва зашалила, разлилась и сорвала мост на шоссе, так что переправа была затруднена. Не знаю, как это дело уладили, но почта в Середу опоздала несколькими часами, - следовательно, сообщение возобновлено, но каким образом: перевозом-ли, или объездом, - не знаю.

Теперь обращаюсь к Сергею. Тайну его появления инкогнито в Г. Калуге разгадали весьма просто: какой-то Рязанский Кашкин, по рекомендации Гр. Толстого, явился к Марье Степановне1 и не был принят, по причинам, уже вам известным. Никто не мог себе представить, чтобы фамилия Кашкина могла принадлежать кому-либо другому, кроме нынешних представителей этой доблестной фамилии. Итак, не признают в доме Толстой никакого Кашкина, кроме любезнейшего Сергея Сергеевича, - вот почему его имя осталось там в силе и значении и произвело недоумение.

Нового, мои друзья, не могу вам сообщить ничего. Средовая почта не принесла ни писем, ни известий. Из Твери Мат[вей] Ив[анович] пишет довольно загадочно, что пронёсся слух о его намерении перебраться на житьё к нам в Калугу и некто его доброжелатель3 пришёл к нему и просил его отложить это намерение, для своей собственной пользы. Это странно, а разгадать эту странность не умею. М[атвей] Ив[анович] если говорил о том, что не худо бы перебраться в Калугу, то эту мысль он получил отъ меня и Петра Николаевича4. Мы оба приглашали его к нам, но он находил многие препятствия и не соглашался. Его семейство готово было бы жить между нами, но у него свои фантазии. Со временем это может уладиться, - и я не теряю надежды видеть его между нами.

Вот всё, что достойно внимания вашего; остальное вы прочтёте в газетах и журналах. Вся семья вас дружески и предружески приветствует.

Ваш друг и дядя

Е. Оболенской.

Апреля 16-го

[1]860-го года.

1 Толстой, рожд. графине Толстой (см. выше).

2 Декабрист Муравьёв-Апостол. Его письма к Е.П. Оболенскому в печати не появлялись.

3 Вероятно, жандармский офицер.

4 Декабриста Свистунова.

9

8. Н.С. Кашкину

Апреля 23-го [1]860 [Калуга].

Сей час от обедни, друг Николай, - сегодня твой праздник Св. Вел. Георгия: это твой патрон, - крест его на твоей груди1 свидетельствует о том, что дух, коим он был оживлён, подобным образом оживлял и оживляет тебя и ныне. Так, друзья мои, должно всем нам ратоборствовать за Церковь Христову, ратовать за истину и быть всегдашними её воинами, одетыми в брони правды. Победа будет за нами, хотя костьми лягут многие из нас...

Письмо твоё и Некролог моего милого Ростовцева2 получил благодарю. Я слышал о брошюрке, которую прислал Анне Михайловне3 Вик[тор] Ант[онович]4, но сам ещё не читал; теперь прочту и верю, что найду в ней нечто сочувствующее к покойнику. Немногие отдают ему капельную долю справедливости. Странно, почему все так вооружены против него. Но это явление не новое. Тайны его - в нашем сердце, которое далеко не так верно бьётся при гласе Истины и правды, как бы оно билось, если бы было в нормальном состоянии5.

Теперь отвечу тебе на вопросы. Андрей Васильевич6 не определяет времени своего возвращения: Гр. Панин7 не отпускает и нашёл в нём сотрудника незаменимого. Мих. Ник. Жемчужников8 пишет, что Гр. Панин представил Государю Записку о действиях и направлении Редакционной Комиссии, в которой порицает и то, и другое. Содержание Записки и следствие, которое она имеет или будет иметь, остаётся неизвестным Вик[тор] Ант[онович]9, которого ожидают к 4-му мая, объяснит всё и откроет все тайны. Вот всё, что у нас нового.

Муромцев10 здесь с больной женой, живёт у самого Каменного моста. По ходу болезни он ожидает преждевременных родов, и это его очень беспокоит. Жемчужниковы в конце мая едут в Тульскую Губ. к Дим. Алек. Дьякову11, оттуда, в июле, в отцовское имение Орл[овской] Губ., а потом уже в Москву. Нынешняя имянинница, Княгиня Алекс[андра] Алекс[еевна] едет 26-го в Москву, для свидания с мужем.

Наш путешествующий Гавриил12 в половине мая собирается в  Варшаву и Царство Польское, чтобы сблизиться с одним из Славянских племён. Не знаю, как он уладит своё путешествие с жандармским надзором. Впрочем, он - вольный казак и может путешествовать, куда ему угодно. Наша судьба - другая, но я на неё не жалуюсь: мне хорошо в Калуге, а далее мои мысли не переходят. Смысл предостережения, сделанного Апостолу, я не принимаю в дурном расположении к Калуге; впрочем, это может решить одно личное свидание с Тверитянином13. Поживём - увидим. Затем, друзья, до свидания! Ждём вас с любовью. Да хранит вас Господь, а Вел. Георгий да одушевляет вас всегда своим духом.

Ваш друг и дядя

Е. Оболенской.

Все твои приятели: Жемчужниковы, Муромцев14, Пётр Никол.15, муж[ского] и женскаго пола, Кн. Обол[енский]16 с потомством, наш весь дом от верьхнего этажа до нижнего напоминают тебе, что они желают скорее насладиться вашим лицезрением.

Прилагаю 20 р. сер. Хрущевских17; из них отдано твоему посланному 6 р. на Икону. Мы с тобою в ращёте.

Приписка Гавриила Степановича Батенькова:

Челобитье вам от меня и больше ничего. Прощайте, еду в Польшу. А вы что засели?

Батеньков.  

1 Солдатским Георгиевским крестом Н.С. Кашкин был награждён в феврале 1851 г. за участие в делах против горцев во время экспедиции под начальством генерала Евдокимова.

2 Я.И. Ростовцев скончался 6-го февраля 1860 г. Здесь имеется в виду брошюра Ф. Еленева: «Некролог. Иаков Иванович Ростовцев и его деятельность в крестьянском вопросе», С-П6. 1860, 8, 24 стр.

3 Арцимович, рожд. Жемчужникова.

4 Калужский губернатор В.А. Арцимович.

5 Здесь Оболенскиий намекает на известную роль Ростовцева в деле 14-го декабря. См. в статье о Ростовцеве и Оболенском в «Русской Старине» 1889 г., № 9, стр. 617-639, а также любопытное письмо Ростовцева к сыну своему Николаю от 17-го января 1859 г. по поводу назначения Председателем редакционных Комиссий - в «Невском Альманахе. Выпуск второй. Из прошлого», Пгр. 1917, стр. 202-203.

6 Князь Оболенский.

7 Граф Виктор Никитич Панин, министр юстиции; он по смерти Я.И. Ростовцева был назначен председателем Редакционных Комиссий.

8 Тесть В.А. Арцимовича, сенатор с 30-го декабря 1840 г., ум. 3-го сентября 1865 г.

9 Арцимович.

10 См. выше.

11 Брат упоминаемой двумя строками ниже княгини А.А. Оболенской, рожд. Дьяковой, жены князя Андрея Васильевича Оболенскаго, неоднократно упоминавшегося выше.

12 Декабрист Г.С. Батеньков, который собирался тогда ехать гостить к своему бывшему сослуживцу, в то время сенатору Варшавского Сената В.В. Погодину, из имения коего, Дзенки, он писал уже 1-го июля 1860 г. См. «Русские Пропилеи» М.О. Гершензона, т. II, М. 1916, стр. 101-105. Пять писем Батенькова к Е.П. Оболенскому (1848-1857 гг.) напечатаны в «Русск. Стар.» 1901 г., № 10, стр. 101-108, а письмо к Н.С. Кашкину из Калуги, от апреля 1858 г., издано нами в «Голосе Минувшего» 1914 г., № 1, стр. 280-282.

13 Т. е., тем же М.И. Муравьёвым-Апостолом: всё это писано так нарочито туманно, конечно, из опасения перлюстрации на почте.

14 См. выше.

15 Декабрист Свистунов.

16 Князь Андрей Васильевич; см. выше.

17 См. выше.

10

9. Н.С. Кашкину

5-го июня 1860 г. [Калуга].

Ура! мой милый друг Николай Сергеевич, - ты женишься, и я спешу тебя обнять и поздравить от души с благородным твоим решением соединить свою будущность с судьбою Елизаветы Алексеевны, которая не только составит самую светлую её сторону, но будет для тебя тем жизненным началом деятельности полезной, честной, гуманной, которая выдвинет тебя из числа блуждающих, бесцельных личностей - к личности полной, зрелой, от которой можно ожидать плодов, соответственных доброму началу1. Радуюсь твоему выбору - по общему отзыву всех, знакомых с прекрасною личностию Елизаветы Алексеевны, и предвижу для самого себя большее удовольствие в близком знакомстве и родстве с нею. Одним словом, - дай на радости себя обнять и приезжай скорее, но - уже с молодой супругой, и тогда мы порадуемся вполне тому, что теперь представляется ещё в некотором отдалении.

В Пятницу, т.е., 3-го июня, был прощальный обед в доме Прянишникова, у соединённой семьи Оболенско-Жемчужниковой. За обедом были следующие лица: Виктор Антонович2, Гаврила Степанович3, Лев Николаевич4, Цуриковъ А. Ник.5, Николай Петрович Трузсонъ6, Ал. Мих. Жемчужников7, Анд. Вас. Оболенской8, Е.П. Обол[енской]9, Сергей Мих. Сухотин10, Пётр Николаевич Свистунов11, студент - компаньон Сухотина и, наконец, две хозяйки дома. Все единодушно предложили тост за твоё будущее щастие и за Елизавету Алексеевну; громкое ура потрясло все окны известной тебе залы, музыка ответила, а музыканты грянули вторичное ура, и ты провозглашён честным и благородным Русским Рыцарем, обладающим таинственным даром открывать прекрасную личность и быть героем не романа, но жизни действительной.

Но довольно с тебя, друг Николай, ты верно подумаешь, когда прочтёшь всё, мною написанное, что я перешёл в область романтическую и идеализирую весьма обыкновенное прозаическое событие. Друг мой! В одной прозе нет жизни, а есть прозябание. Поэзия даёт прозаическому событию ту жизнь, которая составляете её достоинство и налагает на неё печать Истины. Когда в прозаической стороне жизни мы находим отражение той Истины, которая лежит в основе нашего духа, - тогда и эта сторона становится на ту степень благородного и изящного, которая её украшает и животворит. Так как мне было поручено всем обществом передать тебе общее всех чувство и сочувствие к твоей будущности, то я и передал тебе имена всех тех, которые были на обеде.

При личном свидании ты нам откроешь все таинственные пути, чрез которые совершилось твоё решение и определилась твоя будущность.

Мы напрасно ждём твоего Папаши - он не едет и вероятно отложил свою поездку до твоей свадьбы, которая не должна замедлиться.

Новостей у нас нет. Княгиня Александра Алек[сеевна]12 выезжает во вторник 7-го июня в Ольхи13. Жемчужниковы намерены выехать в конце недели в Тульскую Губернию к Дьяковым, а оттуда в Орл. Губернию - в имение Жемчужникова. Наш город пустеет, и мы одни остаёмся постоянными обитателями прекрасных местностей, окружающих Калугу. - Жена14 сердечно тебя приветствует и радуется твоей будущности.

Крепко тебя обнимает твой друг и дядя

Е. Оболенской.

Июня 5-го

[1]860-го года.

На обороте: Его Благородию Николаю Сергеевичу Кашкину.

1 Свадьба Николая Сергеевича Кашкина с Елизаветою Алексеевною, рожд. Нарышкиною (род. 21-го ноября 1837, ум. в Калуге 23-го декабря 1869) состоялась 6-го июля 1860 г. Свадьба Кашкиных описана в Записках графа М.Д. Бутурлина в «Русск. Арх». 1897 г., кн. III, стр. 248 и 1898 г., кн. III, стр. 207 и 211.

2 Арцимович, Калужский губернатор.

3 Батеньков, декабрист.

4 Подчаский; см. выше.

5 Товарищ председателя Палаты гражданского суда; см. выше.

6 Тогдашний Калужский губернский прокурор.

7 Александр или его брат Алексей, поэт.

8 См. выше.

9 Декабрист, сам автор письма.

10 Род. 1818, ум. 1886; выдержки из его любопытных дневников, начиная с 12-го марта до 22-го апреля, 1860 г., напечатаны в «Русск. Арх». в 1894 г., кн. I, стр. 225 и след. Он служил в Московской дворцовой конторе.

11 Декабрист.

12 Оболенская, рожд. Дьякова.

13 Имение князя Андрея Васильевича Оболенского в Юхновском уезде, где он и погребён в декабре 1875 г.

14 Е.П. Оболенский был женат, с 1846 г., на вольноотпущенной крепостной девушке Варваре Самсоновне Барановой, жившей в нянях у декабриста И.И. Пущина; см. в книге М.М. Зензинова: Декабристы. Материалы для характеристики, М. 1907, стр. 164-171 и 175, а также «Ист. Вестн.» 1888 г., № 12, стр. 755 и Г.А. Власьев, Потомство Рюрика, т. I, ч. 2, стр. 329.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма декабриста Е.П. Оболенского к С.Н. и Н.С. Кашкиным.