© НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ»)

User info

Welcome, Guest! Please login or register.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма кн. Е.П. Оболенского М.И. Муравьёву-Апостолу.


Письма кн. Е.П. Оболенского М.И. Муравьёву-Апостолу.

Posts 11 to 20 of 43

11

18 февраля 1862 г.

Что скажу тебе о ваших тверских посредниках и вообще о той роли, которую этот институт играет в нашем гражданском обществе? Они составляют нашу передовую фалангу, которая ратует против целого сонма дворянства и, крепкая юными силами, побивает своих противников, для которых отступление невозможно. Мы свидетели этой борьбы. Она продлится еще некоторое время, пока уставные грамоты не будут введены в действительную жизнь, и новые права не войдут в плоть и кровь народную. Тогда и фаланга сойдет со сцены, а дворянство примкнет к крестьянству. Между ними стоял институт посредников - тогда этой среды не будет, и два сословия увидят, что лучше им соединиться, и что даже худой мир лучше доброй брани. Когда это совершится, тогда настанет время примирения всей земли русской, и сила ее утроится, как в материальном, так и в нравственном отношении.

Но довольно о мировых посредниках. Много между ними прекрасных личностей, которые готовят себя для лучшей будущей деятельности. И дай Бог, чтоб они осуществили те надежды, которые внушают.

Но вообще, любезный друг, нельзя не радоваться новому пути, проложенному нашим славным императором Александром II-м, нельзя не сочувствовать вполне создаваемому им благу, которое должно оживить целые миллионы мыслящих существ. Нельзя не видеть тех усилий, которыми постепенно устраиваются все отрасли управления, чтоб стать в уpoвень новым потребностям и новым идеям. Благодаря Бога, мы переживаем чудную эпоху возрожденья к гражданской жизни не только тех, которые доселе не пользовались правами, но и нас всех, которые не только пользовались, но и злоупотребляли ими. В какой форме выльется наше новое гражданское устройство, еще неизвестно; но верю, что форма тогда только будет благотворна, когда она будет самобытна.

12

28 февраля 1862 г.

Хорошо, что ты в Москве, и что события тверские не коснулись тебя. А между тем события грустные, которые заставляют задуматься и искать причины ненормального явления. Я слышал отзыв о некоторых личностях, которые ныне находятся под судом, и не могу на пожалеть о том, что их постигла такая участь.

Газетное объяснение о ненормальном их протесте1 не согласно с их характером, и потому трудно ему поверить.

Я понимаю их действия в том смысле, что они желали сложить с себя звание мировых посредников и тем избавиться от исполнения обязанностей, которые не согласны с их собственным воззрением. В таком случае я не вижу причины предания их суду. Впрочем, нельзя произнести никакого суждения до того времени, когда все дело будет открыто и разъяснено. Сделай одолжение, сообщи все, что тебе делается известным, - оно близко касается нас всех и должно быть принимаемо к сердцу каждого, любящего родину и в общественных явлениях не ищущего одного праздного любопытства, но того сердечного участия, которое возбуждено, и удовлетворение которого составляет жизненную потребность.

Много ненормального является теперь в нашем общественном быте. Можно утвердительно сказать, что причина находится в том, что сняты с ног оковы, которыми люди были связаны в своих движениях. Оков теперь нет, но те, которые привык,ли к ним, не умеют еще справляться со свободными движениями. Неужели им можно ставить в вину естественную неловкость? она скоро пройдет, и люди научатся правильным движениям без всякой помощи, одним опытом жизни свободной. Так думаю, друг Матвей Иванович, и сердечно бы желал, чтоб так смотрели те, которые будут их судить.

1 Они заявили, что не подчинятся новому законоположению 19 февраля. Любезничая с народом и потворствуя ему, они полагали, что народ возмутится при аресте некоторых из них, Но народ своеобразно истолковал как бы естественность их ареста: "эти самые господа, - говорил он, - недавно тянули с нас, что называется с живого и мертвого, а теперь подольщались, замышляя недоброе против нашего батюшки - царя, по злобе за нашу волю". И народ радовался их аресту.

13

25 марта 1862 г.

Пишу тебе, любезный друг Матвей Иванович, на старое твое пепелище - Тверь, издревле известную по своему соперничеству с Москвой, а ныне заявившую также нечто самостоятельное, но непонятное. Надеюсь, что ты мне разъяснишь загадочное заявление мировых посредников. Никто нее мешал им выходить в отставку и действовать, как частным лицам, по собственному усмотрению. Одним словом, ныне время историческое, и Тверь не будет забыта в этом общем движении умственном, которое проявляется нормально и ненормально. Пусть оно будет даже не нормально. Но и то хорошо, что люди пробудились от сна, и жизнь начинает проявляться.

14

13 мая 1862 г.

Как давно, любезный друг Матвей Иванович, нет от тебя дружеского листка! Верю, что твое здоровье, благодаря гомеопатии, восстановилось, а потому никаких причин не могу придумать твоему молчанию, исключая отсутствия из Твери и поездки в дальнюю губернию для уставной грамоты, которая в настоящее время составляет conditio sine qua non нашей будущности. И мне, может быть, придется съездить в Тульскую губернию для личного присутствия при поверке уставной грамоты, поданной еще в прошлом году.

He знаю почему, но при взгляде на будущность, поневоле вздохнешь и задумаешься: заняться агрономией, делом для меня незнакомым, и начать это дело в мои лета в высшей степени стеснительно, и при семейных обязанностях в отношении воспитания двух моих гимназистов, выходящих из отроческих лет и требующих бдительного нравственного надзора, почти невозможно. А между тем земля требует хозяина бдительного, трудолюбивого, который бы с любовью занялся ее возделыванием и, доставляя ей нужное питание, доставил бы ей возможность вознаграждать за труды и издержки.

Но как согласить исполнение нравственных семейных обязанностей с исполнением столь же важных материальных обязанностей, которые также важны для обеспечения необходимого существования?

Реши эту дилемму, любезный друг, и ты меня обяжешь в высшей степени.

Что сказать тебе нового из нашей Калуги, получившей громкую известность no ходу крестьянского дела, по разладу между администрацией и нашим местным дворянством? Администрация продолжает свое дело с твердостью и успехом реформы в отношении порядка и, в особенности, в отношении составления грамот оправдывает свои действия. Оппозиция постепенно утихает и заявляется только в некоторых глухих местностях, откуда эхо не доносит ее до нас.

Итак, у нас спокойно. Много нового ожидаем от нынешнего года - и много начал лучшей будущности приготовляется в высших правительственных сферах. Все это отрадно, любезный друг, но думаю, что это будет заодно с акклиматизациею чуждых нам растений и животных. Но общество акклиматизации сначала делает опыты, а когда увидит, что опыт удачен, тогда предлагает обществу ввести растение в общее употребление. Что будет с опытами гражданского устройства, - еще не испытано; но идея лучшего будет внесена и она постепенно разовьется, а плодами будут пользоваться наши дети и внуки.

15

15 июля 1862 г.

Давно и очень давно я не беседовал с тобой, любезный друг Матвей Иванович; причина понятная и не понятная - я был вызван в деревню, в Тульскую губернию, по нашим крестьянским делам, и пробыл там целый месяц. Все это время скучные прения с нашими крестьянами, касающиеся личных интересов, отнимали всякую охоту к свободному слову: то прогулка в поле с цепью и шестами, то беседа на сходках, то различные хлопоты, в хозяйственном отношении, то мысль устроить собственное вольнонаемное хозяйство, то различные препятствия и затруднения в исполнении положили предел благим мечтам. В это время видимого досуга было довольно, но настоящего досуга не было. Я был поставлен в безвыходное положение человека, которого окружили со всех сторон и говорят ему: выходи, ты никем не связан, а между тем, с каждым шагом вперед теснее сжимался круг и труднее было пробиваться через поставленные преграды. Таким образом, я был вынужден сделать невыгодную сделку с крестьянами и расстался с ними. Здесь отдохнул я от тревоги душевной и опять принялся за свои обычные занятия. Трудно думать о хозяйственном новом занятии, которому должно начать учиться в 66-ть лет.

Сколько раз мы делали с покойным Иваном Дмитриевичем (Якушкиным) предположение об устройстве образцовой фермы под Ялуторовском, с правильными севооборотами, с плугом по новому устройству, с удобрением и прочими улучшениями - И все наши планы оставались мечтой по недостатку необходимого, т. е. первоначального и оборотного капитала. Без этого орудия все остальное будет пустой мечтой. Итак, оставим мечты и скажем им прости.

Бывшие петербургские пожары не принадлежат к мечтам. Они страшно всполошили всех и своим заревом осветили всю Россию, осветив темные стороны ее внутренней, сокровенной жизни. Они помогли нам всмотреться ближе в плоды того материализма, который давно уже проповедуется с кафедры наших высших учебных заведений и заражает нашу юную учащуюся молодежь. Плоды этого учения - разрушение, плоды веры христианской - созидание. Одно обращает все в ничтожество, другое возводит все на степень вечного бытия, вечной жизни. Первое невозможно и недостижимо потому, что в природе нет нигде полного уничтожения. Второе не только возможно, но и необходимо, как необходимо и неопровержимо отношение или связь явления с причиной, относительного к самобытному, несовершенного к совершенному, творения к Творящему, временного к вечному.

Одно что утешает при виде этого печального направления, это непреложная аксиома, что все неразумное никогда и нигде утвердиться не может, но исчезнет при свете разума, который обличит неразумное явление и обратит его в ту тьму откуда оно проявилось.

16

29 июля 1862 г.

Ты сомневаешься в причинах поджогов. Но разве ты не прочел в газетах о поджигательстве в г. Луге уездного училища одним из учителей? Теперь в Туле уже несколько пожаров свидетельствуют также о поджогах. Есть факты, которые несомненно об этом свидетельствуют. Вот один из них: хозяйка одного дома, встав поутру, и смотря в окошко, увидела под одним из окон землю протоптанную; она послала девушку посмотреть, какие тут следы. Девушка пошла, и видит, что земля дымится, - разрыла землю и нашла несколько коробок спичек и паклю, загоревшуюся.

Какая причина поджогов? Кто знает! Но всем известно, что прокламации самого революционного характера стараются рассеивать в народе. Неужели и эти воззвания составляют невинную игру? Неужели нет связи между огнем вещественным, который истребляет собственность, и огнем революционным, коим стараются поджечь основания гражданского быта?

Но ты, который живешь в Твери, на самом жарком коммуникационном пункте, как же тебе не чувствовать этого брожения, как не ощущать его? Но довольно. Ты, я вижу, при чтении этих строчек задумался и начал перебирать собственные ощущения и, вероятно, нашел, что, действительно, ты находился в заблуждении.

Итак приступаю к другой стороне жизни, более светлой. Что же радостного, светлого сообщить тебе, старому и искреннему другу? Это радость семейная: дети растут, дочка хороша и мила, в душе мир и тишина. Еще месяц-другой и жду еще кого-нибудь, кого Господь пошлет для большей полноты семейного счастья. А твои девицы, разве они не доставляют тебе семейной радости? Ты их усвоил себе своею любовью. И эта чистая любовь получит полное возмездие. Благословение свыше есть основание, на котором одном зиждется радость вечная.

17

26 августа 1862 г.

Спасибо тебе, друг Матвей Иванович, и стократ спасибо за то, что на дружеский отголосок ты отв чаешь тем-же и не заставляешь долго томиться в ожидании от тебя в сточки.

Сегодня день, великий для нас всех, сегодня мы получили права гражданские и возвращены на родину. Это отрадное воспоминание сливается с манифестом 19 февраля - и ряд светлых годов рисуется впереди, как отрадные лучи того солнца правды и свободы, которые ныне светят нам и будут постоянно освещать жизненный путь нашей тысячелетней России.

Сегодня же я написал сердечный привет Наталье Дмитриевне Фон-Визин, которой имя совпадает с этим славным днем.

Ты вспомнишь также и день Бородинской славной битвы. И все это радостно отзовется в твоей душе и вознесет ее молитвенным славословием к Подателю всех благ и Хранителю всех наших лучших стремлений и желаний. В Его руках они примут лучшее и совершеннейшее исполнение, Ему вверим их. Они осуществятся, и мы или дети наши увидят плоды их.

Наконец, в газетах явилось известие о ваших мировых посредниках и заставило всех порадоваться за них. И их заявления были ненормальны потому, что новый порядок вдруг не может проявить всю свою силу и всю свою законность. Но будем надеяться на лучшее будущее: тогда и настоящее покажется светлее, нежели каким оно кажется ныне.

18

31 октября 1862 г.

Я радовался составлению комитетов, радовался их трудам, радовался жизненной деятельности, проникавшей всюду, оживленной речи, слышанной всюду. Но настала реформа, она осуществилась, радостный день 19 февраля прошел - и все изменилось: апатия постепенно заступила место борьбы, и теперь она, как будто воцарилась и безмолвно царствует над обществом.

Неужели судебной реформе предстоит та же участь? Неужели нас занимала реформа, как новая игрушка, брошенная на забаву, и которая стала противна потому, что дорого обошлась? Неужели и при гласности суда никто не будет проникнут желанием личным присутствием заявить свое гражданское сочувствие к ближнему, которого вся будущность будет стоять на весах суда? Неужели это великое дело займет у нас только несколько дней или недель, пока оно будет еще ново?

Давно ли мы возвратились, а сколько явлений общественной жизни отжило свой короткий век? Где воскресные школы, о которых была такая громкая речь во всех устах? А едва ли осталось воспоминание об этом эфемерном явлении. Теперь у нас в ходу устройство волостей, на них обращено особенное внимание всех начальственных властей. Устройство их хорошо, и старшины вообще хорошо выбраны. Но боюсь, что и это учреждение впадет в рутинное производство, и тот же старшина окажется несостоятельным для полного осуществления благих начал.

Один в поле не воин, говорит наша русская пословица. Так и тут при дружном содействии всего общества и несовершенное усовершенствутется, а хорошее будет поддержано - и все будет ладно.

Петр Николаевич (Свистунов) благополучно совершает свой служебный путь по губернскому присутствию. Недавно он ездил по уездам для ревизии мировых учреждений. Его присутствие внушало страх, его речь возбуждала восторг. Ты мне простишь эту шутку. Ho, по правде сказать, эта ревизия членов присутствия не была по вкусу мировых властей, которые находили ее чем-то вроде пятого колеса в карете. Это весьма естественно, потому что мировые учреждения должны действовать самостоятельно и внушать собою доверие в народе. Контроль над ними определен законом. Но личный контроль и ревизия подводит их в уровень земских учреждений, полицейских. Но пусть все идет по пути ему указанному - со временем все уладится.

19

15 ноября 1862 г.

Благодарю за сообщение речи, сказанной графу Павлу Трофимовичу Баранову (губернатору) при прощании. Хотя официальные речи теперь в моде и мало что доказывают, но при всем том они составляют нечто среднее между полной истиной и истиной официальной. Отрадно то, что начинают у нас говорить.

Вообще надо отдать справедливость тверитянам, что они стоят впереди; многие личности там замечательны; но мне кажется, что они не уяснили себе вполне - настоящее значение дворянства в нынешней реформе и будущность, которая предстоит сословию, которое ныне находится на первом плане умственного развития, но которому недостает той нравственной высоты, без которой и умственное развитие теряет свою цену. Это я отношу вообще ко всему нашему дворянству, не отделяя тверитян от остальных. Вообще можно и должно сказать, что крепостное право нас деморализировало. Верю, что свобода поправит многое, но для этого нужно личное содействие и личное сознание каждого.

20

28 ноября 1862 г.

Недавно я получил карточку и письмо от нашего славного Розена, который выбран мировым посредником харьковской губернии, изюмского уезда. Он миротворствует с начала мировых учреждений и, исполняя добросовестно свои обязанности, пишет мне в последнем своем письме: «Я особенное внимание обращаю на волостные суды - и мое торжество состоит в том, когда помещики и крестьяне обращаются к волостным судам предпочтительно перед уездными, что не редко случается ... Это замечательное явление доказывает возможность правдивого суда, основанного не на юридической науке, a на простой сердечной правде, присущей каждому доброму христианину».


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма кн. Е.П. Оболенского М.И. Муравьёву-Апостолу.