© НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ»)

User info

Welcome, Guest! Please login or register.



М.И. Муравьёв-Апостол. «Воспоминания и письма».

Posts 21 to 24 of 24

21

10. Князю В.А. Долгорукову 1)

Ваше Сиятельство, Василий Андреевич.

В полной уверенности благосклонного внимания Вашего в просьбам прибегающих к великодушию Государя Императора для разрешения тех жизненных вопросов, от которых зависит сердечное спокойствие и семейное счастье, решаюсь изложить Вашему Сиятельству следующее обстоятельство моей жизни.

Я женился в 1832 годе. Имел несчастие потерять первенца сына в 1837 г., с того времени у меня не было детей. Но вместо собственных детей Господь. Бог послал мне двух сирот. Одна - овдовевшего сосланного офицера из дворян Полтавской губернии. В Сибири Созонович умел снискать общее уважение. В 1855 годе он скончался в Иркутске. - Другая, дочь беспомощной матери, губернской секретарши Бородинской, тоже умершей. Обе находятся под нашим попечением почти со дня их рождения.

Когда я был в Сибири, воспитание их составляло единственную мою заботу. Ныне, великодушием Государя Императора, быв вызван к гражданской жизни, почитаю обязанностию довершить начатое, доставить приёмным нашим дочерям, Августе и Анне, права родных дочерей, передав им мое имя и право на моё наследство.

Осмеливаюсь просить Ваше Сиятельство повергнуть мою просьбу, равно и жены моей, на милостивое воззрение Государя Императора.

В твёрдой надежде на благосердное ходатайство Ваше с глубоким почтением честь имею быть Вашего Сиятельства покорный слуга.

Матвей Муравьёв-Апостол.

Город Тверь, 30 сентября 1860 года.

1) Письмо адресовано шефу жандармов, печатается с подлинника, хранящегося в деле М.И. Муравьёва-Апостола по III отделению (Архив по 1 экспед. № 61 ч. 51-я, в Пушкинском Доме при Академии Наук).

22

11. Графу П.Т. Баранову 1)

Милостивый государь граф Павел Трофимович.

Посылаю бумаги, о которых имел честь говорить вашему сиятельству. Отец нашей старшей приёмной дочери, Павел Григорьевич Созонович начал военную службу в конной артиллерийской роте, которою начальствовал его родной дядя, по матери его, Кандиба. После войны 1815 г. он переведён был в Бугское военное поселение. Офицеры Уланского полка, в котором числился Созонович, сошлись в сертуках и фуражках, посмотреть на манеж, который строился. Полковый командир был в числе зрителей. Созонович был предан службе, он сделал некоторые замечания на постройку манежа. В ответ на них полковый командир ударил по воротнику Созоновича хлыстиком, который держал в руке, сказав: молокосос вздумал учить старшего.

Нанесённое оскорбление возвращено было оскорбившему. Созонович был приговорён в каторжную работу в 1823 году. Ведён в партии в Сибирь в железных наручниках и в кандалах. Работа, в которой, в силе конфирмации, он был употреблён беспощадно, разрушила его здоровье. По освидетельствовании он был исключён из ведомства Успенского казенного винокуренного завода и уволен на собственное пропитание. Он тогда женился. В 1836 г., когда я переехал на жительство в Ялуторовск, Созонович заведывал там водочным заводом купца Мясникова. В 1837 г. вследствие пожара, после родов, от испуга, жена его умерла. Когда в Сибири открылись золотые прииски, Созонович поехал в Восточную Сибирь. Жизнь в тайге, со всеми ее лишениями, разрушила окончательно его и то хилое здоровье. Он ослеп. В 1855 г. он скончался в Иркутске.

Вторая наша приёмная дочь была передана жене моей нашим духовником. Наши средства в Сибири не позволяли нам держать лишнюю прислугу, жена моя без посторонней помощи нянчилась с двухнедельным ребёнком. При крещении наша вторая приёмная дочь была названа Матрёна, в память моей матушки, я её переименовал в Анну. Бумаги из Ялуторовской полиции и свидетельство Тобольского преосвященного удостоверят, что Матрёна и Анна одно и то же лицо. После передачи своего ребёнка, мать второй нашей приёмной дочери вскоре выехала из Ялуторовска, куда уже не возвращалась. Мы с ней не имели никаких сношений. Перед нашим выездом из Сибири слух прошёл, что дочь губернского регистратора Бородинская умерла. У второй нашей приёмной дочери нет отца.

В бумагах, найденных после смерти моего батюшки, нашлось духовное завещание, писанное 26 Декабря 1847 г. В нём было сказано: «Сын мой Матвей Иванович, будучи теперь в заточении, лишённый прав гражданства, то брат его Василий обязан давать ежегодно на содержание его с женою по полуторы тысячи рублей серебром. Если же, о чём молю Всемогущего ежечасно, милосердие Государя возвратит ему все права к наследству, в таковом случае сын мой Василий обязан будет давать ему третью часть из всех доходов из целого имения; а в случае, ежели жена Матвея Ивановича переживёт мужа своего, то и ей обязан сын мой Василий продолжать, по смерти её, положенный мною здесь оклад, третью часть из всех доходов». Духовное завещание не было явлено отцом моим.

Василий Иванович Муравьёв-Апостол родился от второго брака отца моего. По моему возвращению из Сибири в 1857 г. он мне передал дарственною записью имение, которое он наследовал от своей матери, мне она была мачеха. Следовательно имение, которым владею, не есть родовое, а благоприобретённое, я вправе его передать кому мне заблагорассудится. До сего времени получалось с него дохода в год, по десятилетней сложности, 4500 рублей, из коих 2480 рублей идут ежегодно на уплату долга в Опекунский Совет, долга, мною принятого вместе с имением. Когда благодетельная мера надела землёю крестьян при освобождения их от крепостной зависимости, исполнится, имение это, ныне устроенное, будет состоять единственно из 400 десятин земли пахотной.

Я входил во все эти подробности, чтобы дать возможность вашему сиятельству исходатайствовать милость, которая одна может дать умереть спокойно. При моих летах, при расстройстве здоровья, одно это не могло мне дать смелость прибегнуть к великодушию государя. Тяжело было мне умирать с убеждением, что я оставляю на свете, без имени, ни в чём обеспеченных двух сирот, мне переданных Всемогущим, двух сирот, которые в долгие годы ссылки заменили мне родных детей.

Примите уверение в глубоком уважении и искренней благодарности вашего сиятельства покорного слуги М. Муравьёва-Апостола.

31 октября 1860 г. Тверь.

1) Письмо адресовано тверскому губернатору, который вообще благожелательно относился к М.И. Муравьёву-Апостолу и поддерживал просьбу о разрешении М. И. усыновить его воспитанниц. Граф Бараков также указывал в письмах на имя шефа жандармов на необходимость вернуть М. И. право носить Георгиевский крест, полученный им за Бородино, подчёркивая, что восстановление этой справедливости произведёт хорошее впечатление на общество. Печатается с подлинника из дела о М. И. в III отделении (см. примечание к письму на имя князя В.А. Долгорукова). Писано по-русски как и предыдущее, с значительными грамматическими ошибками, свидетельствующими, что М. И., привыкшему думать и говорить по-французски, трудно давалось русское письмо. M. И. обращался ещё по этому поводу к H.H. Муравьёву-Карскому с письмом от 18 февраля 1861 года.

Сохранилась в деле III отделения записка H.H. Муравьёва-Карского, по-видимому, к князю В.А. Долгорукову с просьбой обратить «благосклонное внимание» на прилагаемую записку» Муравьёва-Апостола. В результате всех просьб М. И. дело, по докладу министра юстиции, было решено в том смысле, что М. И. может усыновить своих приёмных дочерей, но они должны называться по его отчеству Матвеевыми. Очевидно, правительство рассматривало девушек, как внебрачных дочерей М. И. и применило к ним порядок, установленный ещё при Николае Павловиче для таких детей декабристов. По-видимому, М. И. был обижен таким исходом его просьбы. По крайней мере, А.П. Созонович, остававшаяся незамужней до конца своей продолжительной жизни (Аннушка вышла замуж скоро после всех этих просьб М. И.), продолжала носить свою девичью фамилию, хотя получила от М. И. его имение по наследству.

23

12. Н.Н. Муравьёву-Карскому

10 мая 1863 г. Москва.

Полученное разрешение носить медаль 1812 года, так же и Кульмский крест 1), я принимаю, как доказательство твоей старой дружбы ко мне. От душе 2) тебе спасибо. Не позволю себе тебя утруждать пространной перепиской.

М. Муравьёв-Апостол.

10 маия 1863 г., Москва.

На первом листе сверху пометы: «[Получено] 12 мая». «О[твет] д[ан] 15 мая».

(ОПИ ГИМ. Ф. 254. Ед. хр. 398. Л. 96).

1) В 1863 г. М.И. Муравьёву-Апостолу было разрешено жить в Петербурге и носить Кульмский крест и военную медаль 1812 г.

2) Так в тексте.

24

[img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTUxLnVzZXJhcGkuY29tL2M4NTcxMjAvdjg1NzEyMDUwNS81ZjRiMS9zWHo1dUJNYXI3SS5qcGc[/img2]

Неизвестный художник. Портрет Матвея Ивановича Муравьёва-Апостола. 1969. С фотографии Отто Ренара 1883. Холст, масло. 36 х 26,3 см. Ялуторовский музейный комплекс.

13. К.М. Голодникову 1).

13 февраля 1872 г. Москва, Садовая Триумфальная, дом Зайцевой.

Дождался, наконец, любезный К. М., того часа, когда могу сказать Вам, с каким удовольствием прочёл я письмо Ваше. В надежде, что переписка моя с Вами не ограничится получением одного этого письма, прошу Вас, прислать мне свой адрес. Вспомните, что наше знакомство началось, когда кончивши курс в Тобольской гимназии, Вы явились на служебное поприще в Ялуторовск юношею. Вспомните о радушном приёме, сделанном Вам нашим добрым опальным кружком. Вы знали моих добрых товарищей. Поговорить о них с Вами - это одно даст особенное значение переписке между нами.

В Сибири протекли лучшие годы моей жизни. Вы знаете наше Ялуторовское житьё-бытьё; я породнился с Сибирью. Желательно бы мне знать преобразования, совершенные в продолжение нынешнего славного царствования; имели ли они благодетельное влияние на дела Вашего края? Справедливо было сказано 2) о нашем Александре II-м:

Он осенил нас благодатью,
Детей и жён Он наших спас;
Он вспомнил и меньшую братью
И к просвещённо двинул нас.
Благословен же будь судьбою;
Тобой мы сильны и горды.
Великий царь, Господь с тобою!

Без внутренних потрясений, которые доведи Францию до совершенного нравственного упадка и физических сил, Россия наша стала теперь твёрдой ногой на широком пути своего преуспеяния. Бог услышал наши пламенные молитвы и осуществил наши заветные желания.

Поговорите мне о себе; что касается до меня, то возвращение моё из Сибири имело мало радостей, разумеется, собственно для меня. Изо всей нашей Ялуторовской колонии я один остаюсь в живых.

Жена Вас дружески приветствует.

М. Муравьёв-Апостол.

P. S. Посылаю Вам мою карточку, разумеется с тем, чтобы получить Вашу. Христос с Вами.

1) К.М. Голодников - мелкий чиновник в Ялуторовске во время пребывания там декабристов; дожил до глубокой старости и в 80-х годах имел крупные неприятности с III отделением в связи с политической, неблагонадёжностью его сына; разновременно напечатал воспоминания своих юношеских лет о знакомстве с декабристами, вызвавшие в фактической части поправки относительно И.И. Пущина со стороны воспитанницы М.И. Муравьёва-Апостола - А.П. Созонович; письмо опубликовано в книжке Голодникова «Декабристы в Тобольской губернии», Тюмень 1899, перепечатанной у Шимана «К истории царствования Павла I и Николая I», Берлин. 1906.

2) Из стихотворения гр. В.А. Сологуба «Аллаверды», написанного в честь пребывания императора Александра II в 1871 г. на Кавказе. В воспоминаниях графа Сологуба (П. 1887, стр. 243) приводится, как нигде ещё не напечатанное в несколько изменённой редакции: вместо он у Сологуба всюду - ты.