© НИКИТА КИРСАНОВ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » © НИКИТА КИРСАНОВ » «В первых строках моего письма...» » Письма С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой.


Письма С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой.

Сообщений 21 страница 30 из 132

21

35. Среда, 3 фев[раля] [1826 г.]

Очень помнил, милый друг мой, какие горестные воспоминания должен был привести тебе вчерашний день и все эти дни 1), но не имел никак духу начать о том говорить тебе; довольно уже я тебе грусти навел и слез проливать заставил, и бог знает, когда перестанешь ты лить их.

Ужасно тяжело мне, когда я вздумаю о том. Если б не послал мне бог, по великой благости своей, твердую веру в неизреченное его милосердие, я не знаю, что бы было со мной от всех тех чувств и мыслей, которые раздирают и сердце и душу мою. Единственно вера, что бог принимает покаяние и сотворит с нами, по великому милосердию своему, дает мне некоторое успокоение. Большое благо - молитва, милый друг мой, она много укрепляет. Молись о душе брата твоего с верою в милосердие божие, и ты получишь уверенность, что господь не наказывает за неведение и не по одним видимым делам судит нас, но также по намерениям и самым тайным помышлениям нашим. Чувства брата твоего не укрылись от всевидящего ока отца нашего небесного, и это должно много тебя успокоить. Прости, друг милый, храни себя для любящего тебя от всей души друга, который много тебе зла сделал.

С. Трубецкой

1) 2 февраля - день рождения брата Е.И. Трубецкой Владимира Лаваля (1803-1825), корнета Конной гвардии, покончившего жизнь самоубийством в апреле 1825 г. Согласно донесению шефа жандармов А.X. Бенкендорфа Александру I причиной самоубийства явилось «вольнодумство» (ЦГИА, ф. 1049, оп. 1, д. 4444, л. 539).

22

38. Суббота, 6 фев[раля] [1826 г.]

Сегодня, друг милый, я получил вчерашнее письмо твое. Истинно, друг милый, невозможно найти довольно слов, чтоб изъяснить всю благодарность, которую мы должны чувствовать за доставленное нам благодеяние знать ежедневно друг о друге. Это такое утешение, за которое мы должны ежеминутно воссылать богу наши благодарения от всей глубины души и непрестанно молить его о воздании щедрою рукою его доставившему нам сие благо.

Почерк третьегодняшнего письма моего дал тебе сомнение насчет моего здоровья; нет, милый друг мой, не пугайся сим, не здоровье мое причиною его неровности, оно все сохраняется в хорошем положении, но, когда пишу к тебе, столько различных чувств стесняется в душе моей, что не всегда могу писать одинаковым почерком. Прости, друг милый, ангел мой, поручаю тебе обнять всех наших, целую тебя от всей души моей.

С. Трубецкой

23

39. Воскресенье, 7 фев[раля] [1826 г.]

Я получил сегодня вчерашнее письмо твое, милый друг мой, и благодарю тебя, что ты бережешь себя. Я точно уверен, что ты не желаешь теперь оставить этот свет, потому что знаешь, сколь ты мне нужна. Это ты теперь чувствуешь, конечно, более, чем чувствовала в счастливые дни жизни нашей. В письме моем от четверга ты видела, что я был беспокоен, не имев от тебя письма от среды, беспокойство мое от того более было в сей день, что я знал, как тяжелы были для тебя все дни сей недели, и меня с тобой не было, милый друг мой, чтоб принести тебе утешение 1). Ангел мой, невозможность быть с тобой в такие минуты и сверх того знать, что сам причиной сей невозможности, чрезвычайно горька. Чего бы я не дал, чтоб возвратить все слезы, которые я заставил тебя пролить и которых ты бы не проливала, если б я имел более твердости и если б я прибегал тогда к богу моему, как теперь прибегаю. Все, что могу сделать теперь для тебя, милый друг мой, это молить бога о тебе и благодарить его за тебя. Прости, милый друг, от глубины души моей обнимаю тебя.

С. Трубецкой

1) Речь идет о тяжелых для Трубецкой воспоминаниях о брате (см. примеч. к п. 35).

24

40. Понедельник, 8 фев[раля] [1826 г.]

Я получил сего утра вчерашнее твое письмо, милый друг мой, не мучайся, ангел мой, когда видишь в письмах моих, что я неспокоен по тебе; в такие минуты я молюсь богу, и вера в непостижимое его милосердие успокаивает меня. Даже я заметил, что чем беспокойство мое по тебе сильнее бывает, то тем тверже бывает после надежда моя, что господь сохранит тебя в сем мире, к которому ты только одна привязываешь меня. Если б не надежда видеть тебя и быть опять с тобою когда-нибудь, то что б могло дать мне силы перенести мое положение? Ибо какое будущее, даже самое блистательное, может изгнать из памяти моей прошедшее? Вера в милосердие божие убеждает меня, что господь примет раскаяние мое, но и сие убеждение не может истребить скорбь из сердца моего, потому что прошедшего возвратить нельзя. Что привязывает меня еще к жизни? Это любовь, которою ты, милый друг мой, ко мне исполнена и которая убеждает меня, что хотя я расстроил твое благополучие, но еще чрез меня же одного можешь ты иметь в жизни некоторые минуты утешения. Прости, друг мой милый, от глубины души моей обнимаю тебя.

С. Трубецкой

25

41. Вторник, 9 фев[раля] [1826 г.]

Из вчерашнего письма твоего, милый друг мой, вижу, что ты спокойна на мой счет, и ты можешь вообразить, как я бога благодарю за каждую минуту спокойствия, которую он тебе посылает. Это еще единственное благо, которое ты можешь иметь, прочее все я у тебя отнял; нет для тебя ни веселья, ни радости, ни наслаждений. Завтра день рождения сестры твоей, милый друг мой, поздравь ее и мужа ее от меня, передай им, чтоб благополучие их было продолжительнее нашего1; поздравь родителей твоих и всех родных твоих. Для всего семейства твоего будет день радости, а ты, друг мой, вместо радости, может, только более будешь чувствовать всю скорбь, которою я наградил тебя за горячую любовь твою ко мне. Ангел мой, бог один может воздать тебе за все то, что я тебя терпеть заставил, и я не могу сделать иного, как усердно молить его о тебе, чтоб он, по благости своей, не оставил тебя и послал бы тебе утешенье. Целую тебя от всего моего сердца, друг милый мой. Поцелуй за меня Володеньку и Лизу.

С. Трубецкой

1) Речь идет о 3.И. и Л.-А. Лебцельтернах.

26

42. Среда, 10 фев[раля] [1826 г.]

Милый ангел мой, сегодня я получил письмо, которое ты вчера ко мне писала и в котором ты так живо изображаешь горячую и нежную любовь твою ко мне. Ты можешь представить себе, милый и бесценный друг мой, сколько слез живейшей благодарности заставило оно меня пролить пред всемилосердным создателем моим, наделившим меня таким утешителем и нежным другом, какова ты, милый ангел мой. Если бог, по неизреченному милосердию своему, судил еще нам быть вместе, то, конечно, любовь твоя доставит мне много счастливых минут, когда она теперь, в разлуке нашей, столь для меня утешительна. Ты не поверишь, сколько она укрепляет меня в покорности к воле божией и сколько убеждает меня в неизмеримости его милосердия. Я не могу описать тебе всех чувств, которые нежность любви твоей поселяет в сердце моем; скажу только, что я в ней вижу верный залог, что еще не все счастье для меня на земле потеряно и что спаситель наш открывает мне путь в живот вечный. Друг мой, от души целую тебя.

С. Трубецкой

27

44. Пятница, 12 фев[раля] [1826 г.]

Милый, милый друг, я получил сегодня вчерашнее письмо твое, которым ты так утешительно отвечаешь на мое письмо от 9-го. Ангел мой, могу ли я довольно благодарить творца моего за то, что он мне дал такого нежного друга, какова ты; ты так умеешь из всего изыскать для меня что-нибудь утешительное; могу ли не любить тебя всею душою, всем сердцем моим? Кажется, как будто бы любовь моя к тебе каждый день горячее становится. Чем могу я когда-либо воздать тебе за такое отречение самой себя и помышление единственно только о том, как бы мой горестный удел облегчить? Как милостив ко мне господь и как я мало достоин его милостей! Не умел я сберечь тебя, друг мой милый, и не умел сохранить счастье твое, которое бог мне поверил. Милый друг, крепко прижимаю тебя к сердцу моему, которое одною тобою бьется.

С. Трубецкой

28

45. Суббота, 13 фев[раля] [1826 г.]

Во вчерашнем письме твоем ты пишешь, друг милый мой, какое приятное чувство доставляет тебе мысль, что и разлука не препятствует любви твоей приносить мне некоторое утешение в горестном положении. Ангел мой, ты не можешь даже вообразить себе, сколько сладостных минут доставляет мне любовь твоя и какое большое утешение доставляют мне письма твои, особенно те, в которых так живо изображена любовь твоя. Сколько бы раз я их ни перечитывал, не могу читать, не проливая слез живейшей благодарности к богу и не чувствуя в глубине души моей всей великости благодеяния, доставленного мне государем нашим. Ангел мой, я не могу выразить тебе тех благодетельных чувств, которые письма твои поселяют в душе моей.

Истинно чувствую, что я всем спасением моим буду тебе обязан. Прости, друг мой нежный, от всей души моей обнимаю тебя,

С. Трубецкой

Пирожкову пошли сверх известной суммы 90 рублей серебром 1).

1) См. п. 2 и примеч. 7 к нему.

29

46. Воскресенье, 14 фев[раля] [1826 г.]

Сегодня я получил, друг милый, письмо твое вчерашнее, в котором ты пишешь, чтоб я усерднее молил, чтоб господь не продлил нашу разлуку. Друг милый, могу ли я не молить его усердно о том, что есть единственный предмет твоих желаний и что есть единственное блаженство для меня на земле. Ангел мой, одного этого жаждет душа моя, одна надежда, что господь когда-нибудь соединит меня с тобой, крепит и живит меня; без сей надежды жизнь моя не может быть для меня иным, как только несносным бременем. Я знаю, очень знаю, что я не стою сего блаженства, но милость божия несравненно больше, нежели все грехи мои, как бы они велики ни были. И эта вера в неизмеримость милосердия божия дает мне уверенность, что господь хранит жизнь нашу для того, чтоб помиловать нас и соединить когда-нибудь. Он знает, сколько пользы для души моей приносит беспредельная любовь, которую ты ко мне имеешь. Он не лишит меня счастья оказывать тебе, сколько и как крепко я люблю тебя, милый ангел мой. Хотя и не в моей уже воле состоит посвятить тебе единственно всю жизнь мою, но я твердо верю, что бог не лишит меня возможности посвятить тебе все те минуты, которые будут в распоряжении моем. От глубины души целую и обнимаю тебя.

С. Трубецкой

30

47. Понедельник, 15 фев[раля] [1826 г.]

Сегодня получил я вчерашнее письмо твое, друг милый мой. Ты не можешь сомневаться в том, что любовь твоя не только что приносит мне величайшее утешенье, но даже делает мне несказанное добро во всех отношениях. Одно уже то, что в несчастии твоем, которого я единственный виновник, ты только более чувствуешь любовь ко мне, доказывает мне, сколько бог наш милосерд, и дает мне твердую веру, что он хочет меня помиловать и спасти; от этого я совершенно предаюсь воле его святой и уверен, что он сотворит с нами, по великой благости своей, Эти дни точно для меня тяжелее других 1), но я знаю, что ты молишься за меня, и это укрепляет и меня в молитве. Иногда воображение мое представляет мне, что я более грешен, нежели думаю; в эти минуты мне также бывает тяжело, и потому я молю бога, чтоб он дал мне зреть все мое преступление и принести достойное покаяние. Я очень надеюсь, что господь услышит молитвы наши и помилует нас. Прости, друг мой, от души обнимаю и целую тебя.

Поцелуй Володеньку и Лизу, маменьку и всех твоих.

С. Трубецкой

1) 15 февраля Трубецкой был вызван на допрос, после чего от него потребовали письменных пояснений по поводу его просьбы отпустить в 4-й корпус, о вызове накануне восстания М. Орлова из Москвы, поездке его за границу с проектом конституции для согласования его с «первейшими публицистами Европы», о плане восстания 14 декабря, которым предусматривалось занятие Зимнего дворца, Сената, Петропавловской крепости, арест императорской фамилии и т. д. (ВД, т. 1. с. 55-57).

Общий смысл ответов Трубецкого сводился к признанию своей вины: «Показать на других, чего не знаю или в чем не уверен, я никогда не осмелюсь, ибо тогда я буду только гнусным клеветником, не долженствующим ожидать пощады ни от бога, ни от государя, и клевета моя обнаружится. Если же против меня самого есть и будут впредь какие обвинения, в опровержении коих я не могу представить ясных доказательств, я всепокорнейше прошу Комитет быть удовлетворенным, что я заранее все их на себя принимаю, ибо я также не имею права думать, чтоб кто меня хотел клеветать, но должен предполагать, что оное у меня из памяти вышло» (там же, с. 73-74).

Вопросные пункты давались в развитие его записки-показания от 25-27 декабря, что служит подтверждением неудовлетворенности Комитета представленными показаниями.


Вы здесь » © НИКИТА КИРСАНОВ » «В первых строках моего письма...» » Письма С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой.