© НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ»)

User info

Welcome, Guest! Please login or register.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма декабристов П.H. Свистунова и А.П. Беляева Л.Н. Толстому.


Письма декабристов П.H. Свистунова и А.П. Беляева Л.Н. Толстому.

Posts 1 to 10 of 11

1

М. Цявловский

Письма декабристов П.H. Свистунова и А.П. Беляева Л.Н. Толстому

В январе 1878 г. Толстой писал своей тётке гр. А.А. Толстой: «Я теперь весь погружён в чтение из времён 20-х годов и не могу вам выразить то наслаждение, которое я испытываю, воображая себе это время. Странно и приятно думать, что то время, которое я помню, - 30-ые годы - уж история. Так и видишь, что колебание фигур на этой картине прекращается и всё устанавливается в торжественном покое истины и красоты. - Я испытываю чувство повара (плохого), который пришёл на богатый рынок и, оглядывая все эти к его услугам предлагаемые овощи, мяса, рыбы, мечтает о том, какой бы он сделал обед. Так и я мечтаю, хотя и знаю, как часто приходилось мечтать прекрасно, а потом портить обеды или ничего не делать. Уж как пережаришь рябчиков; потом ничем не поправишь. И готовить трудно и страшно. А обмывать провизию, раскладывать - ужасно весело». («Переписка Л.Н. Толстого с гр. А.А. Толстой». Спб. 1911, стр. 290).

В качестве этого повара-артиста, закупающего провизию для обеда, и поехал Толстой 4 февраля 1878 г. из Ясной Поляны в Москву, откуда писал жене (10 февраля): «Вечер провел с... Истоминым, с которым говорил о деле, т.-е. о книгах. Он мне пропасть дал. Нынче был у двух декабристов, обедал в клубе, а вечер был у Бибикова, где Софья Никитична (рождённая Муравьёва) мне пропасть рассказывала и показывала... Завтра поеду к Свистунову, декабристу».

3-го марта Толстой снова уезжает из Ясной Поляны - на этот раз в Петербург. В Москве, где он пробыл, вероятно, не более суток, Лев Николаевич снова виделся с декабристами. «Поехал к Свистунову, у которого умерла дочь, - пишет жене Толстой, и просидел с ним 4 часа, слушая прелестные рассказы его и другого декабриста Беляева. Зашёл к Беляеву...»

Этими встречами в Москве не ограничилось общение Льва Николаевича с декабристами: между ними завязалась переписка. Письма Толстого к П.Н. Свистунову опубликованы Б.Е. Сыроечковским в «Красном Архиве» за 1924, том шестой, письма же Толстого к А.П. Беляеву остаются неизданными, и нам неизвестно, где они находятся.

Что касается писем Свистунова и Беляева к Толстому, то они в настоящее время хранятся в архиве Толстого в Публичной Библиотеке имени Ленина в Москве. Всех писем девять: четыре - Свистунюва и пять - Беляева.

Первый корреспондент Толстого Пётр Николаевич Свистунов происходил из старинной дворянской фамилии и родился 27 июля 1803 г. По окончании Пажеского корпуса вышел он в кавалергарды. В качестве члена тайного Северного общества верховным уголовный судом был отнесён ко II разряду и за то, что «участвовал в умысле цареубийства и истребления императорской фамилии согласием, а в умысле бунта принятием в общество товарищей», был приговорён к бессрочным каторжным работам, а после смягчения приговора к 20 годам каторжных работ и вечному поселению. Впоследствии срок каторги был сокращён до 10 лет, и в 1836 г. Свистунов вышел на поселение, прожил несколько месяцев в с. Идинском Иркутской губернии, откуда переехал в Курган, где женился на дочери местного окружного начальника Татьяне Александровне Дурановой.

В 1841 г. Пётр Николаевич был переведён в Тобольск. Здесь оп поступил на государственную службу и несмотря на то, что занимал маленькие должности, благодаря своей высокой культурности, имел большое влияние на местную администрацию. Будучи человеком состоятельным, Свистунов выстроил себе большой дом, сделавшийся местом об'единения тобольских декабристов. Вместе с Свистуновыми жил в их доме и П.С. Бобрищев-Пушкин (скончался в Москве в 1865 г.), упоминаемый в печатаемых письмах.

26 августа 1856 г. Свистунов с семейством выехал из Тобольска в Россию. Получив от брата свою часть родового имения в Калужской губернии, Пётр Николаевич поселился в Калуге, где в качестве члена калужского комитета по улучшению быта помещичьих крестьян принимал деятельное участие в крестьянской реформе, состоя в числе членов либерального меньшинства - декабристов кн. Е.П. Оболенского, Г.С. Батенькова и петрашевца Н.С. Кашкина.

В 1863 г. Свистунов переехал в Москву, где и скончался 15 февраля 1889 г., пережив всех своих товарищей, кроме Д.И. Завалишина, которого Пётр Николаевич не считал «своим», себя называя «последним декабристом».

2

1.

20 марта 1878.

Извините меня, граф Лев Николаевич, что замедлил ответом на Ваше письмо от 14 марта. Приложенную записочку передал тотчас А.П. Беляеву. Касательно же сочинения Бобрищева-Пушкина и возражения кн. Барятинского, ничего, к сожалению, сообщить Вам не могу и не знаю, сохранилось ли оно. Перебирая недавно бумаги свои, я отыскал некоторые стихотворения Одоевского и три басни Бобрищева-Пушкина, которые при свидании с Вами Вам сообщу. Кроме того хранится у меня ценный труд покойного Павла Сергеевича - перевод мыслей Паскаля, которым он очень дорожил, приложив к нему посильный труд и относясь всегда с любовью к гениальному Паскалю.

Вы меня спрашиваете о коменданте Сукине. Мы его редко видели и, кроме официальных сношений, никаких с ним столкновений не имели. Он слыл строгим исполнителем своих непривлекательных обязанностей тюремщика. О душевных же его качествах или недостатках ничего не могу сказать. У меня в памяти сохранилось одно лишь обстоятельство, переданное мне плац-ад'ютантом Трусовым. Не знаю, в каком сражении оторвана была у него нога, отчего он часто страдал особенно в дурную погоду. Раз Трусов зашел ко мне, отобедавши у коменданта, и с ужасом рассказал мне, что старик во время стола почувствовал внезапно такую боль, что, схватив тарелку, со всего маху швырнул ее в стену, после чего через несколько минут принялся опять есть.

С нетерпением жду Вашего посещения, граф.

Дорого ценю Вашу беседу и желал бы доставить Вам больше материалов для предпринятого Вами труда, на радость всей читающей публики, как и на пользу ей.

Глубоко и искренно Вас уважающий

П. Свистунов.

Ни письма Толстого к П.Н. Свистунову от 14 марта 1878 г., ни приложенной к письму записочки к А.П. Беляеву в печати не появлялось.

О каком «сочинении» Бобрищева-Пушкина и «возражении» кн. Барятинского, очевидно, декабриста кн. Александра Ивановича, идет речь, остаётся неизвестным.

Одоевский - декабрист кн. А.И. Одоевский, известный поэт.

Две басни декабриста П.С. Бобрищева-Пушкина напечатаны в кн. «Декабристы. Материалы для характеристики под ред. П.М. Головачёва», изд. Зензинова. М. 1907. Как видно из письма Толстого к Свистунову от 19 мая 1878 г. (напечатано Б.Е. Сыроечковским в «Красном Архиве» 1924, т. VI, стр. 739), Свистунов послал Толстому сделанный Бобрищевым-Пушкиным перевод «Мыслей» Паскаля.

Задумав изобразить декабристов в Петропавловской крепости, Толстой заинтересовался личностью их главного тюремщика, коменданта генерала Александра Яковлевича Сукина. «Реестр» записок Николая I о декабристах к Сукину напечатан П.Е. Щёголевым в «Былом» 1906, V; перепечатано в кн. Щеголева «Николай I и декабристы». Пгр. 1919.

3

2.

Москва.

10 мая 1878.

Получил Ваше последнее письмо, граф Лев Николаевич.

Меня удивило сначала, что Вы успели так скоро прочесть тетрадь замечаний Фон Визиной, но потом порадовала меня приписка Ваша, по которой вижу, что Вы надлежащим образом оценили достоинство этого сочинения относительно духовной внутренней жизни. Вы можете их переписать, они могут принести пользу кому-либо из тех, кому дадите их прочесть. Когда же вздумаете возвратить их мне, то прошу Вас, если отправите по почте, то потрудитесь написать с доставкою, иначе я лучше дождусь получить их от Вас лично.

Вы не поверите, сколько хлопот из-за получения какой-либо посылки в почтамте. Надо свидетельство из квартала и поездка на другой край города, а поручить мне некому; тут немалая трата времени и несносная езда по костоломной нашей мостовой. Я до сих пор не решаюсь ехать в почтамт за получением Вашей последней посылки, в которой я нисколько не нуждаюсь и которая могла бы у Вас пролежать до будущего приезда Вашего в Москву. Если новое издание Louandre тоже снято с подлинника, как и издание Fauger'а,то я очень бы желал его иметь, лишь бы не ехать мне в почтамт за ним.

Насчет исповеди я ничего не могу Вам сказать, потому что не понял, чего Вы желаете. Вы говорите, граф, чти уезжаете на лето в Симбирскую губернию. Не имея Вашего адреса, адресую письмо в Тулу, не знаю, когда оно дойдет до Вас, да и дойдет ли.

Ф.Ф. Рис был у меня и очень мне понравился, рад был встретить истого немца, они у нас выводятся, их заменили жиды, которые выдают себя за немцев. По милости Валуева наша Белокаменная превратилась в Еврейскую Столицу.

От всей души желаю Вам, многоуважаемый Лев Николаевич, всего лучшего.

С искренним уважением остаюсь Вам преданный

П. Свистунов.

Это письмо - ответ на письмо Толстого без даты, относящееся ко второй половине апреля 1878 г. и напечатанное Б.Е. Сыроечковским (указ. жур., стр. 238).

О каких «замечаниях» Н.Д. Фон-Визиной, рожд. Апухтиной (1805-1869), жены декабриста М.А. Фон-Визина, идёт речь - неизвестно. В приписке к письму, о которой упоминает Свистунов, Толстой такой дал отзыв об этих «замечаниях»: «Тетрадь замечаний Фон-Визиной я вчера прочитал невнимательно и хотел уже было её отослать, полагая, что я всё понял, но, начав нынче опять читать её, я был поражён высотою и глубиною этой души. Теперь она уже не интересует меня как только характеристика известной, очень высоко нравственной личности, но как прелестное выражение духовной жизни замечательной русской женщины, и я хочу еще внимательнее и несколько раз прочитать её. Пожалуйста, сообщите, как долго могу я продержать эту рукопись, или могу ли переписать её?».

В недошедшем до нас письме Свистунова к Толстому (написанном между предыдущим от 20 марта и комментируемым от 10 мая) или при личном свидании Пётр Николаевич просил Толстого прислать «Мысли» Паскаля в изд. Fauger'а во второй половине апреля, на что Толстой отвечал: Pascal'я не посылаю, потому что у меня не Faugоr'а издание, а ещё более новое Louandre, сделанное по Fauger'у. Кроме того, я взялся сличать оба издания, и оно мне нужно. - Если вам угодно, - я пришлю».

Упоминаемая исповедь - сочинение (в рукописи) Н.Д. Фон-Визиной. О6 этом сочинении Толстой писал Свистунову: «Насчёт исповеди, о которой вы мне говорили, я повторяю мою просьбу дать мне её. Простите меня за самонадеянность, но я убеждён, что эту рукопись надо беречь только для того, чтобы я мог прочесть её; в противном же случае, её надо непременно сжечь».

Ф.Ф. Рис - владелец типографии в Москве. С ним был знаком Толстой, печатавший в типографии Риса отдельные издания «Война и Мир».

П.А. Валуев в 1861-1868 г.г. был министром внутренних дел, а в 1877-1881 - председателем комитета министров.

Отзыв Свистунова об евреях весьма показателен для националистических воззрений декабриста.

На это письмо Толстой отвечал 19 мая. Письмо его напечатано Б.Е. Сыроечковским (указ. жур., стр. 239).

4

3.

Москва. 30 декабря 1878.

Только что получил письмо Ваше, граф Лев Николаевич, спешу кратко на него ответить. Благодарю Вас за поздравление по случаю праздника и за лестное обо мне мнение, превосходящее то, которое я заслуживаю.

Уваров известен был вспыльчивостью своего характера, но не отличался умственными способностями, командовал эскадроном в кавалергардском полку и счел за большое счастье, что пожалован был в камергеры. О существовании общества не ведал. Во время суда на циркулярный вопрос, сделанный всем подсудимым, Лунин заявил, что по духовному завещанию он передал свое имение двоюродному брату; Уваров, узнав о том, написал жалобное письмо государю, который велел ему сказать, чтоб он вперед не смел бы так писать ему.

Уваров, которому прозвище было черной, как истый царедворец, пришел в отчаяние, вышел из дому и более не возвращался; слух пронесся, что он должно быть утопился. Екатерина Сергеевна пламенно любила брата; была восторженница и первоклассная музыкантша; у нее было два сына - старший, гусар, женат был на кн. Горчаковой, дочери Сибирского генерал-губернатора, и умер за границей помешанным, о другом сыне ничего верного не знаю. На какой дуэли был ранен Михаил Сергеевич, не знаю. Из декабристов никто не бежал. О попытках; какие были, при свидании с Вами могу рассказать.

По случаю наступления нового года желаю Вам от души всего лучшего. Об успехе же Вашем на литературном поприще нисколько не сомневаюсь.

Душевно Вам преданный

П. Свистунов.

Это письмо-ответ на письмо Толстого от 25 декабря 1878 г., напечатанное Б.Е. Сыроечковским (указ. жур., стр. 239-240).

В ряду планов романа «Декабристы» был у Толстого и замысел ввести или бежавшего из места ссылки декабриста, или лицо, близко стоявшее к декабристам, в крестьянскую среду. Уход представителя привилегированного, культурного класса в народные низы, как вид наиболее решительного и последовательного «опрощения», - тема, к которой Толстой неоднократно возвращался в своих произведениях, занимала его в период работ над «Декабристами».

Отсюда интерес писателя к некоему Фёдору Александровичу Уварову (1780-1827). Камергер, товарищ декабриста М.С. Лунина по Кавалергардскому полку, женатый на сестре его, Екатерине Сергеевне, участник Наполеоновских войн, отчаянный дуэлянт, строгий помещик - Уваров, выйдя 7 января 1827 г. из своего дома в Петербурге, исчез бесследно. Говорили, что он утопился в Неве, но были толки, что он скрылся в Сибирь, где и проживал под именем старца Даниила.

В указанном письме от 25 декабря Толстой писал Свистунову: «Работа моя томит и мучает меня, и радует, и приводит то в состояние восторга, то уныния и сомнения; но ни днём, ни ночью, ни больного, ни здорового мысль о ней ни на минуту не покидает меня. Вы мне позволяли делать Вам и письменные вопросы. Выбираю самые для меня важные теперь. Что за человек был Фёдор Александрович Уваров, женатый на Луниной? Я знаю, что он был храбрый офицер, израненный в голову в Бородинском сражении. Но что он был за человек? Когда женился? Какое было его отношение к обществу? Как он пропал? Что за женщина была Катерина Сергеевна? Когда умерла, остались ли дети? На какой дуэли - с кем и за что - Лунин Мих. Серг. был ранен в пах? Не вспомнится ли вам из декабристов какое-нибудь лицо, бежавшее и исчезнувшее?». Ответом на эти вопросы и является письмо Свистунова.

К.В. Кудряшов в книге «Александр I и тайна Фёдора Козьмича», Пет. 1923, выдвигает гипотезу, что Ф.А. Уваров, это - Фёдор Козьмич. О тяжбе Уваровой из-за наследства лишённого прав М.С. Лунина с его двоюродным братом есть в книге С.Я. Штрайха «Декабрист М.С. Лунин». Пет. 1917.

5

4.

10 ноября 1881 г.

Крайне жалею, граф, что Вы меня не застали, я так ценю редкий случай побеседовать с Вами, что без комплимента скажу Вам - досадовал на себя, что выехал из дому в такую погоду.

Матвей Иванович, узнав от меня, что Вы собираетесь его навестить, просил меня условиться с Вами, как бы нам в одно время быть у него, потому что он с трудом слышит и говорит. Будьте так добры, когда вздумаете к нему заехать, уведомьте меня о том заранее или запиской или по телеграфу, в какой день, в котором часу будете у него, по Вашему указанию и я явлюсь.

Примите уверение, Лев Николаевич, в глубоком к Вам уважении Вам душевно преданного

П. Свистунова.

Матвей Иванович - декабрист М.И. Муравьёв-Апостол, брат казнённого Сергея Ивановича, с 1860 г. проживал в Москве. В 1878-1879 г.г. Толстой бывал у него и брал записки его товарищей, как свидетельствует об этом В.Е. Якушкин в своем некрологе М.И. Муравьёва-Апостола. («Рус. Ст.» 1886, VIII, 157-8). Настоящее письмо указывает на общение Толстого с декабристами и после того, как роман «Декабристы» был оставлен писателем.

6

Второй корреспондент Толстого, Александр Петрович Беляев, сын отставного офицера, служившего у гр. Разумовского управляющим имением, родился в 1803 г.

По окончании морского кадетского корпуса, офицером фрегата «Проворный» Беляев побывал в портах Западной Европы и в Испании с восторгом поднимал бокал в память казнённого борца за свободу Риэго.

Не принадлежа к членам тайного политического общества, Беляев, будучи, по его словам, «энтузиастом свободы», под влиянием товарищей принял участие в восстании 14 декабря, за что и был осуждён по IV разряду к 12-летней каторге и поселению в Сибири.

Пребывание в тюрьме вместе с образованнейшими людьми своего времени позволило Беляеву значительно пополнить своё образование. Выучившись здесь английскому языку, Александр Петрович с братом перевёл знаменитую Гиббоновскую «Историю разложения и упадка Римской Империи».

В 1833-1840 г.г. Беляев жил на поселении в Минусинске, где с братом успешно занимался сельским хозяйством в крупных размерах.

В 1840 г. их перевели рядовыми на Кавказ, а в 1845 г. уволили в отставку.

Вернувшись в Россию, Беляев одно время управлял имениями Э.Д. Нарышкина.

Скончался Александр Петрович в Москве в 1887 году.

Не принадлежа к крупным деятелям декабристского движения, А.П. Беляев никакой особенной известности, конечно, не приобрёл бы, если бы не его обширные воспоминания, заключающие в себе немало интересных бытовых подробностей. Печатая их в «Русской Старине», М.И. Семевский писал в «примечании от Редакции»: «Печатаемые ныне «Воспоминания» Александра Петровича Беляева указаны нам знаменитым вашим писателем графом Львом Николаевичем Толстым. Он читал эти «Воспоминания» и, как свидетельствует их автор: «сделал на полях рукописи много отметок; согласно с указаниями гр. Л.Н. Толстого, - пишет г. Беляев, - я сделал необходимые прибавления того, что мною было упущено. Он же и поощрил меня к изданию этих воспоминаний, начатых много лет тому назад с единственной целью помянуть сердечным, благодарным словом всех тех, с которыми сводила судьба в различных обстоятельствах жизни и которых прекрасные, возвышенные чувства и добродетели восторгали меня и пленяли мое сердце» («Русская Старина» 1880, сентябрь, стр. 2-3).

Первая часть «Воспоминаний о пережитом и перечувствованном с 1803 года» А.П. Беляева была напечатана в «Русской Старине» за 1880 г., сентябрь и декабрь, за 1881 г., янв., март, апрель, июль, сент., окт. и дек. Вторая часть-в «Рус. Ст.» за 1884 г., апр. и май, за 1885 г., март и декабрь, за 1886 г., февраль ноябрь. Первая часть была перепечатана отдельным изданием в 1882 г.

7

1.

Москва. 6 марта 78.

Многоуважаемый граф Лев Николаевич, мне стало совестно, что я передал вам мои воспоминания, не пересмотрев их и не приказав переписать те места, где были поправки и помарки, что может вам доставить лишний труд в перелистовании их и в разборе. После вас вечером просматривал их продолжение с Минусинска, где мы прожили 7 лет, и увидел, что еще много надо исправить в некоторых местах, а, исправив, переписать, из чего заключил, что много подобного найдется и в тех, которые передал вам. Я, впрочем, успокаиваю себя тем, что вы из них можете себе составить некоторое понятие об эпохе, которая вас теперь занимает, а когда вы скажете ваше мнение, то прежде, нежели издавать их (если это ваше мнение, откровенно сказанное, было бы благоприятно), можно будет пересмотреть их и перебелить некоторые места.

Очень бы желал и был бы счастлив, если-6 мои правдивые сказания, хотя и не красно изложенные, хотя бы частицу вложили в тот склад, который вы, конечно, уже собрали об этом времени. Вся читающая, чувствующая и мыслящая Россия с нетерпением ждет вашего волшебного рассказа. Не примите это за лесть от человека, который лесть считает за грех и еще пошлость.

Глубоко уважающий вас и преданный вам слуга

А. Беляев.

Р. S. Прошу вас также, граф, если вы найдете в записках моих, что-нибудь излишнее, какое-нибудь увлечение фантазией, неинтересное для читателя, наметить это место к выпуску, как нашел Петр Иванович Бартенев. Я буду очень благодарен вам. Я никогда ничего не печатал, кроме маленькой статьи в «Православном Обозрении», и мог погрешить против литературного такта, а вы в этом авторитет и, если отнесетесь доброжелательно к моим воспоминаниям, то исполните мою просьбу. Все это я бы желал передать вам при свидании, но оно было так коротко, что упущения я решился передать вам письмом.

Из этого письма видно, что Толстой, узнавший о существовании воспоминаний Беляева, вероятно, ещё в свою февральскую поездку в Москву, 5 марта, взял у Александра Петровича 1-ю часть воспоминаний, с которой и уехал в Петербург.

Пётр Иванович Бартенев - известный редактор - издатель «Русского Архива».

8

2.

Москва. 10 апреля 78.

Многоуважаемый граф Лев Николаевич!

Много виноват, что не написал вам своего адреса, почему и спешу исправить свою ошибку. Адрес мой: Смоленский бульвар, на углу Левшинского переулка, дом Тибенькова.

Не успел еще пересмотреть всех ваших заметок, но и по тем, которые прочитал, я увидел, что вы рецензент очень снисходительный, и как я вполне уверен, что вы в то же время и человек правдивый, то мне было приятно очень заключить, что мои чувства, убеждения, а также и рассказ не произвели на вас ощущения скуки. Я постараюсь пополнить то, что вы наметили, прочитав внимательно еще раз записки; под вашим авторитетным руководством пополню и новые места отдам переписать.

На этой неделе я говею, а на святой перешлю к вам их продолжение, начиная с 7 -летнего пребывания нашего в Минусинске на поселении и до Тифлиса и прочного окопа на Кубани. 2-я часть, которая еще не кончена, заключает наше пребывание на Кавказе и возвращение в отечество, где на мою долю выпало управление многими тысячами крепостных крестьян, которых свобода и благо были заветною мечтою сперва юности, а потом и всей жизни. Устройство их свободного состояния тоже было предоставлено мне.

Судя по тем заметкам вашим, граф, которые я успел пробежать, вас, кажется, не кольнули некоторые прогулки моей фантазии, иначе вы бы это высказали по вашему доброжелательству. Нельзя же человеку, жившему и живущему более внутреннего, нежели внешнею жизнью, чувствующему, мыслящему и любящему, держаться в пределах сухого архива. Затем позвольте от сердца пожелать вам всех благ, как временных так и вечных, и, выразив вам как свое, так и общее всех желание скорее видеть вас, слышать, плакать или радоваться с вами в ваших художественных произведениях и пребыть много и глубоко уважающим вас и сердечно преданным вам

А. Беляевым.

Р.S. Правда, что глубокие анализы человеческого сердца, какие поразительно встречаются у вас, и величайшим дарованиям даются не легко, так как требуют долгого размышления, наблюдения, углубления чувства и мало ли чего.  Относительно напечатания записок вполне полагаюсь на вас. Если вы найдете их стоящими, то этого для меня довольно, а за содействие ваше буду много и премного вам благодарен. Описание жизни на Кавказе составило в печатном виде не 2-ую часть, а главы XVI-XXIII первой части. Вторая часть в печатном виде начинается со времени возвращения в Россию.

9

3.

Москва, 3 мая 78.

Многоуважаемый граф Лев Николаевич!

Я слышал, что вы располагали ехать на воды, и, полагая, что может быть уже и уехали, я не решился направить к вам следующую часть моих воспоминаний от Минусинска до Кавказа. Мне бы очень хотелось, чтобы вы по доброте вашей не отказали мне сказать ваше мнение и об этой части. Мнение такого авторитетного лица, как вы, граф, подает мне бодрость продолжить эти воспоминания описанием пребывания нашего на Кавказе, а затем и возвращения в Россию. Если ваше мнение будет благоприятно и для этой части, то, исправив и добавив то, что указывали ваши заметки, буду просить вашего обязательного содействия в напечатании этих моих воспоминаний о пережитом и перечувствованном в жизни, как вы сами предложили.

Ваша доброта и обязательность виною тому, что я обращаюсь к вам с такою, по-видимому, бесцеремонностью. Обаяние, которое произвели на меня сочинения ваши с самого начала, познакомило меня с вами; затем личное знакомство, которым вы меня почтили, ваше снисходительное участие к моему труду, кроме симпатического чувства, - все это, вместе взятое, убедило меня, что я могу воспользоваться вашим обязательным содействием. При сердечном желании для вас всего лучшего в мире и для нас, русских, скорейшего выхода тех строк ваших, которые так услаждают сердце и дают такую пищу размышлению - остаюсь душою преданный вам

А. Беляев.

10

4.

Москва, 21 января 79.

Многоуважаемый граф Лев Николаевич!

Только что возвратился из Тамбовской губернии со свадьбы племянника, как увидел на столе любезное письмо ваше, на которое и спешу отвечать вам. Во-первых, позвольте мне поздравить вас с прошедшими праздниками и с новым годом, при чем не могу не выразить вам как своего, так, без сомнения, и всего русского общества желания, Чтобы в этом году вы подарили его каким-нибудь новым произведением вашего могучего пера. Во-вторых, позвольте снова благодарить вас за вашу заботливость о моих воспоминаниях. Как я и писал вам, повторяю и теперь, что не думал издавать их, пока не услышал вашего ободрительного голоса.

Когда вы получите от Семевского его отзыв, тогда увидим, стоит ли издавать их теперь или погризить их в архив. Во всяком случае вторую часть я много сокращу, оставив только наше ссыльное бытье и нашу деятельность в тех рамках, какие нам были отведены. Откину описание всех тех личностей, которые могли быть интересны для нас и ни для кого другого. Оставлю плавание по Волге и переезд на Кавказ, значительно сократив и упростив и эту часть записок. Я сам сознавал, что в этой части в Минусинске я увлекся и разболтался. Перечитывая, я сам не был доволен, но как обещал вам их выслать, то и не стал уже их переделывать в надежде, что вы по доброте вашей отметите то, что подлежит исключению и переработке. так как переделки взяли бы много времени.

Как мне жаль было, что вы не застали меня, и я лишился удовольствия видеть вас. Я бы сам был у вас, но, не зная, где вы останавливаетесь в Москве, не мог этого сделать. Затем, пожелав вам душевного довольства - этого необходимого условия счастия, здоровья, полного успеха в начинаниях ваших как в настоящем, так и во все годы жизни вашей, а также плодотворной деятельности на том поприще, на котором вы дарованиями вашими поставлены провозвестниками добра и вечной истины, - пожелав вам всего этого и пожелав от всего сердца, остаюсь глубоко уважающий вас и сердечно преданный вам с самого первого свидания нашего

А. Беляев.

Семевский, Михаил Иванович, редактор - издатель журнала «Русская Старина».

Л.Н. Толстой приезжал в Москву на несколько дней.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма декабристов П.H. Свистунова и А.П. Беляева Л.Н. Толстому.