© НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ»)

User info

Welcome, Guest! Please login or register.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма кн. Е.П. Оболенского М.И. Муравьёву-Апостолу.


Письма кн. Е.П. Оболенского М.И. Муравьёву-Апостолу.

Posts 21 to 30 of 43

21

1 января 1863 г.

Вот и новый год наступает, друг Матвей Иванович, и надобно друг друга приветствовать, нужно сказать друг другу доброе слово. Пусть мое слово к тебе будет чистое желание, чтоб то чувство, которое нас соединило, все крепче и крепче нас соединяло, пусть оно растет и очищается от всякой ложной примеси и будет истинно. Многое, мой друг, мы пережили и многое переживаем ныне. Но мы люди прежнего поколения; мы представители былого и не можем вступать в число деятелей настоящего; но останемся верны прошедшему - хорошему; по милости Божией, оно в нас очищено и очищается ежедневно; пусть оно явится в свете истины, и жизнь наша не потеряет своего значения. Пусть юное поколение действует, но пусть оно видит в нас ценителей добра и всегдашних противников зла, в каком бы обманчивом свете оно ни представлялось. В этом наше призвание.

Трудно бывает отделить злое от доброго - они везде смешаны. Но есть несмненное мерило и того и другого - одно истинно - другое ложно: истина в любви, там мы ее найдем.

Ты из «Москов. Ведом.»  узнал о возвышении нашего губернатора и его удалении. Много ты, вероятно передумал об этой перемене. Жаль и очень жаль, что ему не удалось довести реформу до последнего ее развития и привести в исполнение все предстоящие реформы, как судебные, так административные. Но мира между ним и целым сословием не было и не могло быть. Водворится ли мир и при новом лице, занявшем его место, еще неизвестно. Последствия укажут, на чьей стороне была правда. Лично жаль с ним расстаться; с ним было легко жить.

Между тем прощальные обеды были даны. Я был на вечере и на одном обеде. Вечер был по случаю съезда мировых посредников, которые желали провести с ним, отъезжающим, несколько дружеских часов. И по истине вечер был вполне дружеский. Шампанское заиграло, и тосты провозглашались, потом беседа дружеская и, наконец, после ужина хор запел русскую песню. He думай, что хор состоял из наемных певцов. Те же посредники грянули хоровые песни. И так продолжалось далеко за полночь. На другой день был обед по подписке для желающих, в котором участвовало 150 человек. Тут были речи, которые ты прочтешь в «Москов. Ведом.», если цензура не сделает препятствия их напечатать. И Петр Николаевич сказал свое слово. Общее настроение было весьма единодушно и оживлено истинным чувством. В заключение граждане города давали еще особенный обед и просили министра дозволить им поставить портрет его в зале городской думы. Ныне же, т. е. 1-го января, после обеда депутация от купечества и мещанства поднесла ему адрес с подписью 140 человек.

Все это отрадно, как заявление некоторого общественного мнения, которое в прежнее время не заявлялось так резко. Ho довольно об этом событии, важном для Калуги, но для тебя не интересном.

Теперь у нас на очереди выборы - и тут выскажется многое, что затаено в разных уголках нашей губернии. He обойдется и тут без шума и даже без скандала. Наши дворяне еще дики и не умеют уважать мнений других. Они желают всех поставить в один уровень. He могу не сказать, что тверское дворянство стоит немного впереди.

22

27 января 1863 г.

Я не отвечал еще тебе, друг Матвей Иванович на твое последнее письмо из Твери, после отъезда твоего из Москвы, которое последовало накануне кончины нашего милого Михаила Михайловича Нарышкина. Его смерть меня поразила неожиданностью. Еще за неделю до этого грустного события моя сестра Варвара Петровна сообщила мне, что он был у нее и хлопотал о возможности определить сирот Давыдовых в заведение, которым она заведывает1. Это посещение на Гороховое поле давало мн полное право думать о здравии и долгоденствии Нарышкина. В след затем ты мне писал, что воспитанница Нарышкина вышла из опасности и что, вероятно, он скоро возвратится в Тулу. Вслед за этим известием получил я письмо от Гаврилы Степановича с уведомлением о его кончине. Слава Богу, что его кончина была истинно христианская. Наталья Дмитриевна пишет мне, что последнее его причащение св. Тайн было так назидательно, что подействовало на всех присутствовавших.

Под влиянием первого грустного впечатления я написал несколько слов в память его и послал их к И.С. Аксакову, в надежде, что он их поместит в своем журнале. Надежда исполнилась, и ты прочтешь мое слово в 3-м № газеты «День» и, вероятно, ты не найдешь ни одного преувеличенного слова в описании характера Михаила Михайловича. Я не сомневаюсь, что и  Федор Николаевич (Глинка) прочтет их с полным сочувствием. Ты сообщаешь, что причиною смерти была жаба сердца. Признаюсь, я никогда не слыхал о болезни такого рода; но, видно, она существует и неизлечима. Так, друг Матвей Иванович, все теснее и теснее становится наш круг. Но на смену нашу явилось новое поколение. Ему предстоит богатое поле деятельности, ничем не стесняемое, оно может свободно действовать и располагать своими умственными и нравственными силами.

Надобно отдать справедливость Тверской губернии и ее достойному представителю, Алексею Михайловичу Унковскому, что видно из единодушного согласия многочисленного общества. Но тут можно видеть счастливую случайность; вообще же надобно сказать, что наше дворянство не в весьма выгодном свете показывает себя. Наши калужские выборы кончились и оставили грустное впечатление: людей достойных отстранили, выбрали недостойных, и это все делалось без малейшего стыда. Как же можно ожидать что-нибудь лучшее при выборе мировых судей, которые поступят в исправление своих должностей в конце нынешнего года? А между тем от них будет отчасти зависеть введение в жизнь закона не в букве мертвой, но в гражданской жизни.

А тут же и польские дела, которые также тяжело ложатся на душу. Не верю ни мужеству, ни доблести гражданской, ни силе характера тех, которые решаются на Варфоломеевы ночи и сжигают живых людей. это звери - не люди. Даже в смысле польской народности - они позорят ее.

1 Сиротское отделение Николаевского Институтa для малолетних, в котором Прончищева 30 лет была начальницей. А то она часто проводила у сестры в Калуге, что и называл Оболенский полным семейным счастьем. (Прим. А.П. Созонович).

23

6 февраля 1863 г.

Письмо твое, друг Матвей Иванович, несколько меня смутило: ты говоришь, что ты несколько дней не сходил с дивана по случаю сильного действия, произведенного над тобой двух-месячным водолечением. Для меня странно, что благодетельные следствия водолечения могли тебя обречь на болезненный одр. Объясни ты мн эту загадку. Надеюсь, что первое твое письмо даст мне добрую весть о твоем выздоровлении, и что временное действие чистой воды, превратится в постоянное здоровье, которого желаю тебе от души.

Я тебе описывал наши проводы нашего В.А. Арцымовича. Это было в декабре. И с тех пор описание обеда и всего, что было сказано на нем задушевного, давно было послано в «Петерб. Газету», и не напечатано. Между тем проводы других лиц в Нижнем: Стремоухова и прочих начальствующих были обнародованы беспрепятственно. Причину этого различия или отличия трудно понять.

Грустны дела польские, особенно при нынешнем настроении многих и многих. Борьба идет ожесточенная. Мы можем подавить восстание; но его элемент неуловим; он исчезнет тогда только, когда шляхетство, которое не есть аристократия, исчезнет, слившись с народом. Начало сделано - народ возвышен на уровень гражданства; но надо ему вырасти и окрепнуть, чтоб заявить о своей самоправности и самодеятельности. Вообще, это печальное явление напоминает самые худшие времена революции.

24

2 марта 1863 г.

Много говорят и будут говорить в Европе о расстрелянных нами поляках, взятых с оружием в руках. А между тем никто не говорит, что со времени присоединения Неаполя к Пьемонту и знаменитой победы Гарибальди расстреляно 7000 неаполитанцев - бурбонистов, хотя и разбойничествовавших; те же разбойники явились в Польше и no тем же законам самосохранения у нас расстреляны десятки, и за них кричит вся Европа. Где же тут правда? Дай Бог, чтоб наша правда в этом деле восторжествовала. Очень грустно, вообще друг Матвей Иванович, если одним взором окинуть и нашу матушку Россию, то и в ней найдется много неутешительного.

25

3 апреля 1863 г.

Христос Воскресе! друг Матвей Иванович и кумушка дорогая, Марья Константиновна, и девицы красные, Августа Павловна и Анна Матвеевна! Всем вам сердечный привет от родной ялуторовской семьи, которая не может вас забыть, в особенности в настоящие светлые дни, которые мы так светло проводили в своем дружеском кружке.

Пишу к тебе в Тверь, друг Матвей Иванович в надежде, что ты возвратился бодрый и здоровый в свое теплое тверское гнездышко.

Много хотел бы с тобой поговорить, но разные лица приходили один за другим и принуждали оставлять перо и держать беседу, - вот почему я принужден ограничиться одним праздничным приветом с сердечным желанием, чтобы Воскресенье Христово усвоилось каждым из нас, как наше достояние. Верою в Воплотившегося мы с ним соединяемся и делаемся причастными Его богочеловеческому достоинству. Высоко наше призвание, друг Матвей Иванович! Дай Бог нам всем явиться с именем Его святым, напечатленном на всей нашей жизни; вот мое сердечное желание в эти светлые и торжественные дни.

У нас все обстоит благополучно и в семье, и в близких нам, Петр Николаевич и Гавриил Степанович - все идет своим обычным порядком.

Татьяна Александровна (жена Свистунова) хворает понемногу и надеется на одно водолечение для окончательного исцеления. Еще недели две - и мы расстанемся (с Свистуновыми) надолго. Их переезд в Москву окончательно нас разъединит. Странно, но правду надобно молвить, что наши ялуторовские сердечные отношения нигде не повторяются и не повторятся. С тобой мы вместе не живем, но я уверен, что ты желаешь моей беседы письменной, что она тебе нужна, как нужно дружеское сердечное слово. Петр Николаевич уедет - и пройдут месяцы и годы, а от него не дождешься дружеского слова, - оно ему не нужно. Но при всем том он человек очень и очень хороший; но он сам по себе - и я сам по себе - вся тайна в этом русском слове. -  Затем прекращу свою беседу, обняв тебя крепко. Твой старый друг

Е. Оболенский.

26

11 апреля 1863 г.

Это письмо застанет тебя еще в Твери, друг мой неизменный, Матвей Иванович! Ты так живо передал мне описание твоей болезни в последнем твоем письме, что я почувствовал вполне всю тяжесть этого несчастного накожного зуда, который ни днем, ни ночью не дает тебе покоя. Вполне сочувствуя гомеопатии, я думал бы однако, что, кроме бесконечно малых, тебе бы необходимо употребить еще наружное средство для возбуждения действия кожи. Мне кажется, что водолечение совершенно приспособлено к излечению такого рода болезней. Ты уже испытал благодетельные действия этого лечения, и я верю, что оно окажет над гобой несомненное добро.

С отъездом нашего Арцимовича новым духом повеяло на администрацию, и реакция начинает водворяться и хозяйничать по своему усмотрению. He знаю, далеко ли коснется или, лучше сказать, до какого предела дойдет; но если она коснется мировых учреждений, то всему прекрасному зданию, воздвигнутому на этом славном фундаменте, грозит разрушение.

Воля хороша, но она требует порядка, требует того умиротворяющего начала, которое совершается в механизме часов маятником, а в реформе крестьянской совершилось и ныне совершается мировыми учреждениями. Посмотрим, что будет далее. Но есть намерение коснуться и мировых наших посредников. Мн кажется, что благоразумие требует спасать принцип неприкосновенности мировых властей и независимость их личную, кроме законного взыскания. Если петербургская власть сохранит этот принцип, то благо ей, если уничтожит, то уничтожит вместе с тем все благо дарованной свободы.

О польском вопросе ты имеешь возможность ближе и вернее узнать все то, что делается и затевается в этом подземном мире разных крамол, которых начало и цель - унижение нашей народности и желание отодвинуть нас от запада так далеко, чтоб наша сила не была им страшна. Но наша сила заключается не только в обширности нашей страны, но и в силе нашего единодушия, которое нам помогло и в 1812 году и ныне нам поможет отстоять свою самостоятельность и держаться на той высоте, на которой мы стоим.

27

1 мая 1863 г.

Наши калужские новости не интересны: с новым губернатором явились и новые лица. Все это весьма обыкновенно и никого не удивляет.

Польский вопрос удалил крестьянский на второй план.

Остальные преобразования также не обращают на себя исключительного внимания; все это препятствует к преобразованию к лучшему нашего гражданского общества. И всему виною поляки. Положим, они отстаивают дорогое для каждого отечество; но они забывают, что будущность их была бы самостоятельнее, еслиб они сердцем слились с нами в одну братскую семью. Но увы, этой мечте не осуществиться.

Скажи, отчего же так делается - о чем ни заговоришь - поляки непременно подвернутся - и речь до них коснется по неволе.

28

22 мая 1863 г.

Все, что ты сообщаешь о западных наших делах, и все, что мы читаем в газетах, далеко не утешительно и не успокоительно. Но я не постигаю, какие меры принимаются у нас для ограждения нападения. Я не говорю о военной организации нашей и о том, что касается до образа войны в том крае: эти дела ведутся отлично и с полным самоотвержением. Но вот факт, который сообщаю тебе: Михаил Николаевич Муравьев, получив назначение начальника над шестью западными губерниями, сообщил циркулярно всем губернаторам вызов на службу, по всем шести губерниям, десяти чиновникам, преимущественно из военных, для занятия различных должностей по всем отраслям управления.

Его желание состояло в том, чтобы окружить себя чиновниками добросовестными, на которых он бы мог вполне положиться. Циркуляр получен, но в след за ним последовал министерский приказ, повелевший назначить этих чиновников благонадежных без всякого вопроса о их желании или нежелании - и в случае отказа - с исключением из службы, с тем, чтоб впредь их не принимать на службу... Одним словом, как поляки насильно вербуют в повстанцы, так и у нас террором заставляют идти на службу в Западный край. Губернатор пользуется случаем и удаляет от управления лучших наших деятелей.

Я не знаю, в какой мере все то, что я тебе сообщаю, исторически верно. Но я знаю достоверно о назначении против желания одного достойного чиновника, рыцарски добросовестного и честного, имеющего семейство, бедного, но благородного, пользующегося общим уважением, которому сделано предложение, a no случаю отказа, угрожали исключением из службы, единственного источника его пропитания.

Я знаю также, что другой молодой человек и холостой, назначенный таким же образом, подал жалобу в сенат на насильственное распоряжение его службой. Я понимаю, что в том крае нужны русские люди, и сердечно бы желал, чтоб туда отправлялись люди усердные и добросовестные. Государь получил столько адресов со всевозможными уверениями в готовности жертвовать всем для блага отечества, что я не могу усомниться в том, что на вызов царя явятся люди. На этот вызов царский вызовет на службу царскую.

Тебе отдаст это письмо Татьяна Александровна, которая окончательно переезжает в Москву. Мало-помалу лучшие люди покидают нас, - и жаль их сердечно. Деятельность Петра Николаевича была и полезна и благодетельна: он преподавал в гимназии французский язык и занимался с девицами с любовью. Здесь присутствие его было ощутительно. В Москве, кроме близких и знакомых никто не позаботится о его существовании.

29

9 июня 1863 г.

Спасибо тебе, добрый друг Матвей Иванович, за добрые вести в последнем листке от 31-го мая, т. е. за миролюбивое настроение, которое высказывается враждебными нам державами - Англией и Францией. He постигаю, каким образом могут два образованных народа, как англичане и французы, сочувствовать терроризму польского тайного правительства и не отвергнуть с отвращением всякую попытку сближения с этими варварами. Но теперь такое время, в которое трудно постигнуть настоящее общественное мнение.

Все рукоплескали Гарибальди, благородному воину честно и открыто действовавшему и обязанному успехом не террору, но сочувствию народному, вполне заслуженному. Образ действия противоположный: замышляемая сицилийская вечерня - убийство денное и ночное всеми средствами, какие только выдуманы для уничтожения людей и вызывают в тех же людях жалкие одобрения и полное сочувствие.

Как понять людей, которые не различают великодушия от противоположного? Но довольно о грустных фактах, слишком резких, чтоб долго на них останавливать внимание, вызывающее самые тяжелые мысли.

Я приветствовал радостно отличное действие tinct. sulphuris, которое ты мне описал, и ожидаю от него самые благодетельные последствия для восстановления твоего здоровья.

Письмо твое прочитано было и сестрой, которая видимо склоняется к полезному действию гомеопатии. He забудь с первой же почтой дать адрес твоего врача Ведринского, которому нельзя не верить после опыта его искусства, так ясно на тебе показанного.

30

6 августа 1863 г.

О польских делах можно только сказать, что горе наше прибавляется. Всегда Польша была нам преградою для государственного устройства. Неужели это не последняя наша борьба с нею - или предстоит еще другая? Во всяком случае теперь должно решить этот вопрос: если они не захотят слиться с нами в одну нераздельную семью, то мы должны поглотить их национальность и силою, и нашею численностью. Горько это слово, но оно вынуждено крайностью нашего положения. Но об этом столько теперь говорится и печатается, что нового тут ничего не придется сказать.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма кн. Е.П. Оболенского М.И. Муравьёву-Апостолу.