© НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ»)

User info

Welcome, Guest! Please login or register.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма декабриста Артамона Захаровича Муравьёва.


Письма декабриста Артамона Захаровича Муравьёва.

Posts 1 to 10 of 41

1

Письма декабриста Артамона Захаровича Муравьёва

[img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTIzLnVzZXJhcGkuY29tL2M4NTUxMjQvdjg1NTEyNDUyNS9lY2UyNy9qQ0FmbjFGZzBDZy5qcGc[/img2]

Юлиан Карлович Шюблер (гравёр) с оригинала неизвестного художника 1820-х. Портрет Артамона Захаровича Муравьёва. 1893. Бумага, ксилография. 25 х 17,5 - из,; 31,3 х 22,5 - л.

Всё выявленное на данное время эпистолярное наследие декабриста Артамона Захаровича Муравьёва, состоит из 345 писем. Значительная их часть написаны жёнами декабристов, разделивших с мужьями каторгу и ссылку. Речь идёт о четырёх женщинах, взявших на себя ведение переписки А.З. Муравьёва. Это М.Н. Волконская, А.Г. Муравьёва, Е.И. Трубецкая и М.К. Юшневская. Причина тому - запрет на переписку осуждённых декабристов с родственниками и друзьями, оставшимися в России. Только благодаря усилиям сначала М.Н. Волконской, а затем присоединившихся к ней А.Г. Муравьёвой, Е.И. Трубецкой и М.К. Юшневской, Артамону Захаровичу удалось установить связь с женой и другими родственниками в России.

Значительно меньшую по объёму, но наиболее ценную часть эпистолярного наследия А.З. Муравьёва составляют его автографы (40 писем). Эти письма написаны им собственноручно во время следствия в Петропавловской крепости, по пути в Сибирь и в Сибири. Первый автограф сибирского периода относится к 1831 г., когда А.З. Муравьёву представилась возможность написать письмо жене и детям собственноручно). Во время пребывания в Петровском Заводе им было написано несколько писем жене и сыну своей рукой, также отправленных с надёжной оказией.

Письма последнего периода жизни А.З. Муравьёва на поселении дошли до нас в небольшом количестве. Они обращены к товарищам по сибирскому изгнанию. Писем этого периода к жене, сыну, родственникам пока не обнаружено. Не дошли до нас и письма А.З. Муравьёва, написанные до событий декабря 1825 г. Вероятнее всего, они были уничтожены самим декабристом, его родственниками и знакомыми из соображений собственной безопасности. Исключением является единственное письмо Артамона Муравьёва 1812 г. к родственникам Николаю, Матвею и Михаилу Муравьёвым.

Несохранившаяся переписка, разумеется, была весьма обширной. Возможные адресаты её, предположительно, - большой круг родственников и знакомых декабриста. К числу их, прежде всего, нужно отнести его отца, З.М. Муравьёва, а также других представителей старшего поколения разветвлённого рода Муравьёвых (дядюшки и тётушки) и многочисленных двоюродных и троюродных братьев и сестёр.

Несомненно, существовала переписка с сестрой Екатериной Захаровной и её мужем Е.Ф. Канкриным, а также братом Александром. По матери родственником А.З. Муравьёва был М.Б. Барклай де Толли. Возможно, была какая-то переписка и с представителями этого рода. Адресатами несохранившихся писем А.З. Муравьёва могли быть и родственники со стороны жены Веры Алексеевны из рода Горяиновых: её отец, мать, братья и сёстры, а также компаньонка В.А. Муравьёвой С.И. Митрополова.

Нельзя исключить возможности переписки с кем-то из товарищей по университету. Ими были С.П. Трубецкой, И.Д. Якушкин, А.С. Грибоедов, П.Я. Чаадаев, В.А. и Л.А. Перовские, П.И. Колошин, И.Г. Бурцов. Адресатами могли быть любимые профессора университета - например, Ф.Х. Рейнгард, у которого Артамон и Александр Муравьёвы жили в Москве во время обучения.

Возможно, существовала переписка с товарищами по службе - например, М.А. Фонвизиным, В.К. Тизенгаузеном, И.С. Повало-Швейковским, Л.А. Нарышкиным и другими. Разумеется, какая-то переписка существовала с товарищами по тайному обществу в сибирской ссылке. Судя по дошедшим до нас нескольким письмам сибирского периода, можно предположить обмен письмами с И.И. Пущиным, М.И. Муравьёвым-Апостолом, с Никитой и Александром Муравьёвыми, Е.П. Оболенским, И.Д. Якушкиным, И.А. Анненковым, с семействами Волконских, Трубецких, Давыдовых. А также с сибирскими знакомыми А.З. Муравьёва - Я.Д. Казимирским, В.Н. Басниным.

Настоящая публикация состоит из 40 собственноручных писем декабриста, т.е. наиболее ценного из всего сохранившегося эпистолярного наследия А.З. Муравьёва.

Тексты писем публикуются по автографам. Письма расположены в хронологической последовательности, даты воспроизводятся в точном соответствии с оригиналом, но помещены под текстом каждого письма. В недатированных письмах предполагаемая дата заключена в квадратные скобки. Расшифровка неясных в оригинале слов, а также недописанные части слов заключены в квадратные скобки. Тексты писем приведены к нормам современной орфографии.

Некоторые письма написаны по-французски, поэтому в подстрочных примечаниях отмечаются только те письма, подлинники которых написаны по-русски. Под строкой помещены также пометы адресата, перевод иностранных и пояснение архаичных слов, неточностей, допущенных в письмах, а также примечания составителя текстологического характера. Сведения о местонахождении и публикации писем даны в комментариях к каждому письму.

2

1. Н.Н. Муравьёву1

[Витебск, начало февраля 1812 г.]2

Мои дорогие друзья.

Вот я уже в Витебске, вот я удален уже на 625 верст от тех, кто мне очень дорог. Вы не можете представить мою печаль и чтобы сделать ее еще более невыносимой, я получил письмо от моего отца3, который делает упреки вполне заслуженные. Утешьте его, мои друзья, только таким образом вы сделаете меня благодарным до самой смерти. Я был прекрасно принят великим князем4 в Витебске, который был настолько обязателен, что предложил мне подорожную курьера. Я буду через 5 дней в Бухаресте, где слышны пушечные выстрелы. Надеюсь заслужить настолько благожелательство со стороны г-на Берга5, что он пошлет меня в первое же сражение*, где, может, Артемон Захарьевич от маленькой пульки улыбнется, и вы себе животики надорвете. Я забыл, что я пишу это письмо у одного господина, который держит в течение 1/4 часа чашку чая, которую он предлагает мне.

Прощайте, мои друзья, я нежно обнимаю вас, но не забывайте

Артемона Брисфора.

На обороте письма: Моим двоюродным братьям: 1) Николаю6, 2) Матвею7, 3) Михаилу8.

Юровая9.

Вот мой дев[из] <...>**10.

*Далее до конца фразы на рус. яз.

**Далее следует сургучная печать, которая почти полностью вырвана вместе с частью текста. Сохранившаяся часть текста по окружности печати не читается.

ОПИ ГИМ. Ф. 254. Ед. хр. 326. Л. 55-56.

Из эпистолярного наследства декабристов. Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому. М., 1975. Т. 1. С. 64-65.

1 Муравьёв-Карский Николай Николаевич (1794-1866), сын Н.Н. Муравьёва-старшего, основателя Школы колонновожатых, родственник А.З. Муравьёва. В службу вступил колонновожатым в свиту е.и.в. по квартирмейстерской части в 1811 г. В 1812 г. был направлен в квартирмейстерский отдел I армии. Участвовал в заграничных походах 1813-1814 гг. С 1816 г. служил при А.П. Ермолове в Кавказском корпусе. Впоследнии видный русский военный деятель, генерал от инфантерии, за взятие турецкой крепости Карс в 1855 г. получил наименование Карского. Наместник Кавказа и главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом. Член Государственного совета.

2 Письмо датировано по содержанию. 31 января 1812 г. Артамон Муравьёв был командирован в Дунайскую армию, фактически же выехал несколькими днями позже.

3 Муравьёв Захар Матвеевич (1759-1832), артиллерийский офицер, отличившийся при осаде и штурме Очакова, действительный статский советник, помещик Новгородской губернии.

4 Имеется в виду великий князь Константин Павлович. В 1812 г. он командовал гвардией в I Западной армии М.Б. Барклая де Толли, находившейся под Витебском.

5 Берг Григорий Максимович (1765-1838), с 23 марта 1812 г. - командир дивизии в составе корпуса гр. П.Х. Витгенштейна I Западной армии М.Б. Барклая де Толли.

6 Н.Н. Муравьёв-Карский.

7 Муравьёв-Апостол Матвей Иванович (1793-1886), троюродный брат А.З. Муравьёва, один из основателей Союза спасения, член Союза благоденствия и Южного общества, участник восстания Черниговского полка.

8 Муравьёв Михаил Николаевич (1796-1866), сын Н.Н. Муравьёва-старшего, родственник А.З. Муравьёва, член Союза спасения и Союза благоденствия. В 1821 г. отошёл от тайных обществ. В 1857-1861 гг. - министр государственных имуществ. В 1863-1865 гг. генерал-губернатор Западного края.

9 Возможно, местечко Юрово, располагавшееся недалеко от Витебска в соседнем Городсковском уезде.

10 Девиз и прозвище, видимо, имеют отношение к возникшему в 1811 г. в Петербурге юношескому обществу «Чока», членом которого был Артамон Муравьёв. «Всем членам назначены были печати с изображением звания и ремесла каждого, но опять ни у кого денег недоставало, чтобы вырезать сии печати, на собраниях же каждый назывался своим именем, читанным наоборот с конца» (Записки Н.Н. Муравьёва-Карского // Русский архив. 1885. № 9. С. 25-26).

3

2. В.А. Муравьёвой1

[Бердичев, 1 января 1826 г.]2

Мой ангел, будь спокойна, надейся на Господа, который по божественной своей доброте не оставляет невинных. Береги себя ради детей3, а я буду жить только ради тебя.

ИРЛИ. Ф. 605. № 1. Л. 1.

1 Муравьёва Вера Алексеевна (урожд. Горяинова, 1790-1867), жена А.З. Муравьёва.

2 Датируется по приписке (рукой В.А. Муравьёвой), следующей за текстом записки: «Первая записка, которую я получила от Артамона во время его ареста в Бердичеве 1 генваря 1826 г.» (Об этом см. также примеч. 1 к п. 10).

3 У В.А. и А.З. Муравьёвых было три сына: Никита (1820-1832), Александр (1821-1880) и Лев (1823-1831).

4

3. Е.З. Канкриной*1

Петропавловская крепость, 11 генваря [1826 г.]

Дражайшая сестра и друг мой.

Я в горчайшем несчастии, но в скорби моей утешает меня Бог. Всю надежду свою полагаю на милосердие и справедливость монарха моего. В его руках судьба моя и несчастного моего семейства. Отец подданных своих, он не лишит жены мужа и 3-х малолетних сынов моих отца. Боже всемогущий, ты, который читает в сердцах человеческих, видишь моё раскаяние. К слабости моей, несродной отцу семейства, коего благоденствие и самая жизнь во мне заключается. Если жена моя, сей ангел, удержавший меня от преступления2, с тобою, скажи ей быть покойну и надеяться на Бога и на царя нашего. Я чувствую горькое, но полезное испытание. Не проклинай меня, <...>**. Я не умышленный преступник. Напиши обо мне добрейшему Егору Францевичу3.

Брат твой Артемон Муравьёв.

[Приписка для В.А. Муравьёвой:]

P. S. Друг мой и ангел Веринька. Здесь ли ты? Если бы мог тебя увидеть, какую отраду минута таковая принесла бы сердцу моему. Будем вместе молиться Всевышнему, и он внушит монарху нашему чувство сострадания к несчаст[ному] семейству, не у первых нас отрёт слёзы, после чего жизни моей недостаточно будет к заслуге толикого благодеяния. Прижимаю мысленно тебя к сердцу моему, да даст Всевышний тебе силы и крепость. Верно, жизнью готов искупить твоё и несчастных детей наших счастье.

Боже Вседержитель, соедини меня, Господи, с тобою. Мысль, что я могу содеяться твоим убийцею, терзает меня.

Артемон.

[Адрес:] Её превосходительству милостивой государыне Катерине Захарьевне Канкрин[ой].

*Подлинник на рус. яз.

**Одно слово не разб.

ИРЛИ. Ф. 265. № 1693. Л. 1-2.

1 Канкрина Екатерина Захаровна (урожд. Муравьёва, 1796-1879), сестра А.З. Муравьёва.

2 22 января 1826 г. В.А. Муравьёва в письме к великому князю Михаилу Павловичу подробно описала события декабря 1825 г. и психологическое состояние мужа в те дни.

3 Е.Ф. Канкрин (1774-1845), член Государственного совета, министр финансов с 22 апреля 1823 г., муж Е.З. Канкриной.

5

4. В.А. Муравьёвой*

[Петропавловская крепость], среда, вечер, 13 генваря [1826 г.]

Как найти достаточно выразительных слов, чтобы сказать тебе, что я испытал, получив твоё письмо и письмо от сестры1. Обожаемый ангел, успокойся относительно моего здоровья: осудив меня на это тяжкое испытание, Господь сохранил мне физическую силу, и боль в боку, которая так мучила меня в течение 4 недель, полностью исчезла. Письмо твоё я читал на коленях, и слёзы, сладостное утешение несчастных, оросили его. Как я тебе говорил, с совершенною покорностью предаюсь я воле Провидения, и надежды в отношении будущего моего существования и существования несчастного моего семейства возлагаю лишь на милосердие Божие и на милость августейшего нашего государя.

Добрая и любимая моя сестра, благодарю тебя за твою дружбу ко мне. Присоедини свои молитвы к молитвам жены моей, и Господь сжалится надо мной. Прощай, Вера, лбожаемый ангел! Благословляю детей и непрерывно молюсь за вас.

Твой друг до гроба А. Муравьёв.

Не проклинай меня, одна эта мысль делает меня в тысячу раз более несчастным.

Несравненной доброте Августейшего нашего императора обязан я утешением написать вам, как не благословить его милосердие. Я буду молиться, чтобы вам доставили это письмо, но не знаю2.

[Адрес:] Её превосходительству Катерине Захаровне Канкрин[ой].

Из-под апп[арели] Зот[овой]**3.

*Подлинник на рус. яз.

**Написано карандашом едва заметно под адресом.

ИРЛИ. Ф. 605. № 3. Л. 3-4.

Исторический архив. 2001. № 3. С. 186.

1 Письма В.А. Муравьёвой в собрании ИРЛИ отсутствуют. Попытка найти их в других архивохранилищах оказалась безуспешной. В собрании ИРЛИ хранятся письма Е.З. Канкриной за 1826-1841 гг. (ф. 605, № 16).

2 Неуверенность в том, что письмо будет доставлено Вере Алексеевне, видимо, связана с сомнениями относительно собственной судьбы и предчувствием запрещения переписки. После допроса А.З. Муравьёва Николаем I 17 января в собственноручно написанной императором записке было отдано распоряжение: «Присылаемого злодея Муравьёва Артамона заковать и содержать как наистроже» (РГИА. Ф. 1280. Оп. 1. Д. 6. Л. 147-151). Запрещение переписки последовало сразу же после допроса.

3 Слово «аппарели» едва заметно. Предположительно прочитала М.В. Вершевская. Аппарель - один из элементов бастиона (скат).

6

5. Николаю I*

[Петербург, Петропавловская крепость], 18-го генваря [1826 г.]1

Августейший монарх!

Я не прошу милости, она для меня быть не может, но из сострадания, из сродного Вам, Государь, милосердия, не причитайте меня к злодеям. Язык мой преступен много раз в безрассудном и порочном толковании, но никогда сердце моё в оном не участвовало. Да будет прежняя жизнь моя, поступки мои Вашему Императорскому Величеству в том порукою и клятва несчастного отца. Сие не есть показание, а чистейшая исповедь, после которой готов предстать на суд Всевышнего.

С священным благоговением

Вашего Императорского Величества верноподданный

Артамон Захаров сын Муравьёв.

*Подлинник на рус. яз.

ГАРФ. Ф. 48. Оп. 1. Ед. хр. 403. Л. 2-3.

ВД. Т. 11. С. 95.

1 Письмо написано на следующий день после личного допроса Николаем I, на котором А.З. Муравьёв признал, что неоднократно вызывался совершить покушение на жизнь Александра I.

7

6. В.А. Муравьёвой

[Петербург, Петропавловская крепость, январь 1826 г.]1

Обожаемый друг мой, несравненная жена моя, да сохранит в тебе Верховное Существо эту надежду, единственное прибежище несчастных, и эту твёрдость, которая одна может спасти от отчаяния. Да, дрогой друг, у нас дети, по крайней мере ты им останешься. Не думай, что я говорю так потому, что потерял надежду вновь увидеть вас. Нет. Бог и государь не накажут так человека, который раскаивается и единственное желание которого - искупить свои заблуждения. Сообщи мне, как и на кого ты оставила дорогих наших детей, получаешь ли известия об их здоровье. О, как всё это терзает мне сердце! Милая Вера, когда же мы будем вместе? Господь всемогущий, который видит меня, читает в сердце моём, сжалься надо мной, пошли мне хоть на одно мгновение это сладостное утешение.

Здоровье моё довольно хорошо, и я страдаю только из-за тебя, и поэтому мне трудно писать. Я боюсь злоупотребить добротой и милосердием, которые мне оказали, позволив писать тебе, но что касается тебя, пиши мне часто. Попроси разрешения прислать мне несколько книг, простыни и расчёску. Прощай, мой ангел, самый дорогой мой друг, повторяй мне часто, что ты не ненавидишь меня, что ты не проклинаешь меня, это утешит бедное моё сердце.

А. Муравьёв*.

[Приписка для Е.З. Канкриной:]

Друг мой неоценённый, друг истинный, сестра. Бог один силён воздать тебе за всё, что ты для жены моей делаешь. Ну а утешение, которое письмо твоё мне принесло, надежда на Бога и на милосердие моего Государя - одна моя отрада. Вспоминая о вас, горькие слёзы проливаю. Боже всесильный, когда-то я вас обойму. Почтеннейшему и дражайшему Егору Францевичу поклонись, о[н] всегда у меня в сердце. Брат твой несчастный

А. Муравьёв.

[Адрес на рус. яз.:] Её превосходительству милостивой государыне Катерине Захаровне Канкрин[ой].

Зотов [бастион]**.

*Далее до конца письма на рус. яз.

**Написано карандашом под адресом.

ИРЛИ. Ф. 605. № 3. Л. 1-2.

Исторический архив. 2001. № 3. С. 185-186.

1 Датируется на основании сведений, изложенных в письме: 1) написано до 17 января 1826 г., так как А.З. Муравьёву ещё не запрещено писать письма; 2) в Петропавловскую крепость Артамон Захарович был помещён 8 января 1826 г.; 3) это первое письмо из крепости, так как А.З. Муравьёв просит прислать вещи первой необходимости (книги, простыни, расчёску).

8

7. В.А. Муравьёвой

[Петербург, Петропавловская крепость,] 26 января [1826 г.]1

Обожаемый ангел, божественный и несравненный друг! солдат, который принесёт эту записку, сжалился надо мною и согласился за 50 рублей передать её тебе. Судьба моя достойна жалости, но я здоров; лишь бы ты сохранила ко мне свою любовь и привязанность, я вынесу всё. Суди сама: каждое слово, каждое выражение - всё известно. Но если Богу угодно было, чтобы ни одна молитва не пропала, я уповаю на Его милосердие, что и моё поведение тоже будет известно.

Обожаемый ангел, не говори об этой записке даже моей сестре. Вера, не питай ко мне ненависти, этого я бы не вынес. Ангел небесный, как я заставляю тебя страдать! Постарайтесь поговорить с великим князем Михаилом2, он всё может; и как бы от себя поговорите с комендантом3, чтобы он был добр ко мне. Не питай ко мне ненависти, не отвергай меня, это всё, о чём я молю Бога. Благословляю детей и целую ноги твои. Твой несчастный муж

А[ртамон] М[уравьёв]*.

ИРЛИ. Ф. 605. № 43. Л. 1-1 об.

Исторический архив. 2001. № 3. С. 187.

1 Год и место написания письма указаны по содержанию.

2 Михаил Павлович (1798-1848), великий князь, генерал-фельдцейхмейстер, главный начальник артиллерии, инспектор по инженерной части. Член Следственной комиссии по делу декабристов.

3 Сукин Александр Яковлевич (1764-1837), генерал от инфантерии, генерал-адъютант, комендант Петропавловской крепости, член Верховного уголовного суда.

9

8. В.А. Муравьёвой

[Петербург, Петропавловская крепость,] 18 февраля [1826 г.]1

Мой ангел обожаемый, божество моё Вера, как я счастлив, что встретил солдата из роты Алексея2, который согласился передать эту записку. Вера, несравненная Вера, которую я не умел ценить, пожалей меня, но не проклинай, я перенесу всё, лишь бы это последнее несчастие не случилось со мной. Ты знаешь моё сердце, я мог быть неблагоразумным, но чудовищем - никогда.

Сергей Муравьёв3 и Бестужев4, чтобы наказать меня за то, что я не содействовал им, сказали всё, вплоть до выражений, вырвавшихся у меня в минуту преступного энтузиазма5. Ангел, убереги меня от порицания, попроси принять участие в моей судьбе сестру мою, доброго её мужа, Кутузова6, Дибича7, Бенкендорфа8, но, главное, сохрани свою любовь ко мне. Я здоров. Попроси Сукина через мою сестру и г-жу Маврину9, чтобы он хорошо со мной обходился. Я пишу украдкой и боюсь быть захваченным врасплох.

Ангел мой, до свидания, если Господь милосердный дарует мне эту милость. Обними детей, мою сестру и убереги меня от её презрения. Целую ноги твоей матери10, да простит мне она!* Вера, как я тебя люблю, я этого не полагал, прощай. Если бы ты могла мне написать, но нет, это невозможно*. Жертва моя, добрый ангел, чем я, злодей, могу загладить твои страдания.

Забыл тебе сказать, ангел жизни моей, пойди по получении этой записки к** протопопу Казанского собора, кажется отец Пётр11, высокий, толстый, он к нам заходил; и ему дозволено императором приходить во всякое время. Кинься к ногам его, тем более что он обещал мне повидать тебя и говорить с тобою, умоляй его передатьм не несколько слов твоих и приготовь записку и, если ты хочешь сказать мне что-нибудь особое, напиши лимонным соком между строками, написанными чернилами, но умоляй его не предавать ни меня, ни тебя. Он даже говорил мне, что был у тебя, но что ты не приняла его. Ангел Вера, употреби всё твоё красноречие, чтобы уговорить его, и возьми с него слово. Если бы деньги могли подействовать! Он расскажет тебе обо мне***. Что я несчастный!

Может, ты меня проклинаешь, и правильно, но нет, сердце твоё знаю и не полагаю это возможным. Сестру обойми и заверь её в моей дружбе и что я языком, а не сердцем виноват. Кабы я получил хоть строчку от тебя. Поклянись протопопу, что я записку сожгу, он добрый человек, со мною плакал. Ноги твои ангельские целую. Готов бы слугою твоим быть. Прощай, может, Всевышний на соединит. Детей благословляю ежедневно. Егор бы Францевич, этот ангел, чтоб меня не оставил и не забыл.

Господи милосердный Боже, прими с милосердием эту молитву кающегося грешника, полагающего надежду мою на Тебя, Царя Небесного, и на Спаса нашего. Праведно есть наказание Твоё, о Боже Господи мой, дай мне только силы и крепость с терпением оное переносить, отведи мя, Господи, от отчаяния и тем избавь меня, раба Твоего, от вящего греха. Помилуй и награди счастьем, которое я похитил у милых сердцу моему жертв Веры, Никиты, Александра и Льва, склони сердце дражайшей Матери моей, отдавшей мне последнее сокровище своё Веру на сострадание ко мне и на помилование, ибо я не только перед ними выполнил обязанности мои, но как злодей погубил их.

Внуши брату и сестре сострадание и любовь к жене и детям моим, да выполнят они пред ними, как ближайшие родственники мои, обязанности несчастнейшего их брата и тем будут мои искупители. Дай жене моей крепости и силы взрастить детей наших, и если скорбь по мне, недостойном, силы её ослабевает, то пусть чувства её ко мне охладеют, хотя это для меня будет всего на свете чувствительнее, но я всего достоин. Ангельские правила её отведут от поношения пред детьми моими. Отведи отца моего от проклятия меня. Ещё одна просьба моя к Тебе, Всевышнему. Открой сердце моё царю и судьям моим и тем докажи, что я преступник языком, а не умыслом, а злодей я только пред Верою, Никитою, Александром, Львом и Матрёною, и твори волю Твою святую надо мною. Аминь.

*Далее фраза на рус. яз.

**Слова «протопопу Казанского собора... заходил» на рус. яз.

***Далее до конца письма и молитва, написанная на отдельном листке, на рус. яз.

ИРЛИ. Ф. 605. № 43. Л. 2-3 об.

Исторический архив. 2001. № 3. С. 187-188.

1 Год и место написания письма даны на основании содержания.

2 Горяинов Алексей Алексеевич (1782-1867), брат В.А. Муравьёвой, в 1812-1814 гг. прапорщик Гренадерского графа Аракчеева полка, с 1814 г. - Павловского полка. Впоследствии камергер, тайный советник.

3 Муравьёв-Апостол Сергей Иванович (1795-1826), подполковник Черниговского пехотного полка, один из основателей Союза спасения и Союза благоденствия, член Южного общества, руководитель восстания Черниговского полка. Осуждён вне разрядов. 11 июля 1826 г. приговорён к повешению. Казнён 13 июля 1826 г. на кронверке Петропавловской крепости.

4 Бестужев-Рюмин Михаил Павлович (1801-1826), подпоручик Полтавского пехотного полка, один из руководителей Южного общества. Осуждён вне разрядов. 13 июля 1826 г. казнён на кронверке Петропавловской крепости.

5 Впервые о вызове Артамона Муравьёва на цареубийство следствию стало известно из показаний М.И. Муравьёва-Апостола о тайном обществе, данных следствию 17 января 1826 г. (ВД. Т. 9. С. 187, 190). М.П. Бестужев-Рюмин впервые дал показание на А.З. Муравьёва 19 января 1826 г. (Там же. С. 39). В ходе следствия он неоднократно подтверждал своё первое показание и давал новые сведения о словах и поступках А.З. Муравьёва.

В деле С.Г. Волконского показаний на А.З. Муравьёва нет. 7 мая 1826 г. в присутствии высочайше учреждённого Комитета С.Г. Волконскому был задан вопрос об обстоятельствах передачи графу Мошинскому записки о необходимости покушения на цесаревича. В числе тех, кто о ней знал, был назван и Артамон Муравьёв. В своём ответе Волконский не упоминает Артамона (ВД. Т. 10. С. 168-169). В следственном деле А.З. Муравьёва показаний С.Г. Волконского также нет. С.И. Муравьёв-Апостол дал первое показание на А.З. Муравьёва 19 января 1826 г. Он сообщил только об участии его в Лещинских собраниях (ВД. Т. 4. С. 258, 444).

6 Голенищев-Кутузов Павел Васильевич (1772-1843), генерал от кавалерии и член Государственного совета, санкт-петербургский военный генерал-губернатор в 1826-1830 гг.

7 Дибич-Забалканский Иван Иванович (Иоганн Карл Фридрих Антон, 1785-1831), генерал-лейтенант, с 1823 г. начальник Главного штаба и управляющий квартирмейстерской частью. Был с Александром I в Таганроге и присутствовал при его кончине. Информировал вступившего на престол Николая I о заговоре, руководил арестом лиц, причастных к событиям 14 декабря, принимал участие в процессе над ними.

8 Бенкендорф Александр Христофорович (1783-1844), генерал-лейтенант, начальник штаба Гвардейского корпуса (1819-1820), начальник 1-й кирасирской дивизии. Представил Александру I записку о деятельности Союза благоденствия (на основе доноса М.К. Грибовского). Участник подавления восстания, затем член Следственной комиссии по делу декабристов. С 1826 г. - главный начальник III Отделения собственной е. и. в. канцелярии.

9 Возможно, имеется в виду жена Семёна Филипповича Маврина, сенатора, члена Верховного уголовного суда по делу декабристов.

10 Горяинова Матрёна Ивановна (урожд. Малыгина, 1763-1838), мать В.А. Муравьёвой.

11 Мысловский (Мыслевский) Пётр Николаевич (1777-1846), священник Казанского собора; получил поручение от властей навещать в крепости арестованных декабристов.

10

9. В.А. Муравьёвой

[Петербург, Петропавловская крепость,] 9 марта [1826 г.]

Веринька, ангел мой милый, друг, которого разлуку ежедневно горькими слезами оплакиваю*. Я чувствую себя хорошо и пишу эти несколько строк, не зная ещё, смогу ли их тебе доставить. Небом заклинаю тебя, пиши мне тем же путём и пользуйся тем же способом1. О, как я несчастен, мне не на что надеяться, никакого облегчения. Нежно поцелуй мою сестру и матушку, как и дорогого Егора Францевича. Прощай, обожаемый ангел, существую лишь в надежде жить ради тебя и наших дорогих детей.

Ради Неба, поторопись сообщить мне о себе, ты не можешь себе представить, какое облегчение это мне даст.

*Фраза на рус. яз. Письмо написано на 1/4 части листа.

ИРЛИ. Ф. 605. № 2. Л. 3-3 об.

1 В предыдущем письме А.З. Муравьёв писал: «<...> если ты хочешь сказать мне что-нибудь особое, напиши лимонным соком между строками, написанными чернилами». Официально переписка с родственниками Артамону Захаровичу была запрещена.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма декабриста Артамона Захаровича Муравьёва.