© НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ»)

User info

Welcome, Guest! Please login or register.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма декабриста Артамона Захаровича Муравьёва.


Письма декабриста Артамона Захаровича Муравьёва.

Posts 21 to 30 of 41

21

20. В.А. Муравьёвой и сыну Александру

Петровский Завод, 25 июня 1835 г.

В первый и, может быть, в последний раз, милая и обожаемая Вера, представляется мне возможность написать тебе конфиденциально самому; я ухватился за эту возможность, чтобы рассказать тебе откровенно и чистосердечно о деле, которое бесконечно мучает меня, и уже давно. Мне нет нужды говорить тебе, милая и обожаемая Вера, чего бы я не дал, чтобы не быть вынужденным говорить тебе о своих нуждах и, тем более, просить у тебя помощи. Но что делать, надо, надо сказать всё и умолять тебя о помощи.

Ты будешь очень удивлена, - и справедливо - узнав, что в моём положении я взял в долг 3000 руб. Вот уже три года я живу в нищете из-за здешней дороговизны, а также и потому, что надеялся выпутаться сам, не прибегая к твоей помощи. Но ничто, вплоть до самых больших лишений, не дало мне возможности заплатить эти 3000 руб. Долг этот - давнишний, первый заём был сделан в 1828 году, так как я должен был заплатить Тизенгаузену1 1100 руб., затем я дал шубу, бельё, 1500 руб. Фаленбергу2, моему товарищу по школе, по службе и другу, при отъезде его отсюда на поселение в 1831 году. У него не было ни гроша, и хотя сумма эта была чудовищной для меня при малых моих возможностях, тем не менее я это сделал, думая, что хоть на эти деньги он не прокормиться всю жизнь, но, по крайней мере, они ему очень помогут в обзаведении хозяйством.

Кроме того, в 1829 и 30 годах я внёс около 1000 руб. для образования капитала, предназначенного для помощи тем, кто живёт в нужде на поселении3. Несмотря на всё это, я смог бы понемногу выплатить долг из тех денег, которые ты мне присылаешь, но остался лишь год тюрьмы тем, кто дал мне взаймы эту сумму, и, кроме того, всего 17 человек, внося <...>* в артель, содержат других.

Ты имеешь право, и ты должна меня упрекать за моё поведение, ибо, прежде чем брать в долг эту сумму, я должен был бы подумать о том, что, может быть, я не смогу вернуть долга, не прибегая к твоей помощи, и о том, что ты сама живёшь в стеснённых обстоятельствах. Что ты хочешь - я поступил плохо, несмотря на употребление этой суммы. Мне нет нужды говорить тебе, что этого со мной больше не случиться после того, как я расплачусь. Милый друг, используй все возможности, чтобы как можно скорее выслать мне эту сумму, - поговори и попроси от моего имени у моей сестры, я не думаю, что она мне откажет.

В случае если ты получишь это письмо, напиши в первом же, которое пошлёшь мне: «Я выполнила поручение г-жи Пушкиной»4, это она передаст тебе мою записку. Помнишь ли Медведевых5 и 1500 руб., которые ты им передала для меня? Я никогда ничего не получал. Я не буду больше писать почти ничего, потому что тороплюсь и пишу, дрожа от страха, боясь, что в комнату мою войдёт или плац-адъютант, или майор6.

Никиту я вижу очень редко, я не хочу тебе говорить о нём всего, но это самый большой эгоист и самый бесчувственный человек на свете, особенно в отношении меня; он всегда делал мне зло за то добро, которое я не переставал делать ему. Я думаю, что быть того не может, чтобы кто-нибудь был любим так, как я люблю тебя, милый ангел Вера, но - увы! - может быть и не желая того, ты часто очень огорчаешь меня, особенно тоном своих писем. Поверь мне, что любить своего мужа в несчастии - это не значит быть неугодной Богу, ибо узы, нас соединяющие, священны перед лицом Верховного Существа, как и перед людьми.

Высшие соображения не позволили тебе последовать за мною в изгнание: дети, которые тогда были, привязанность твоя к матушке, которую тебе пришлось бы покинуть, быть может, навсегда, дальность расстояния - все эти соображения извиняют тебя в моих глазах. Но, несмотря на это, узы наши должны остаться столь же прочными и священными, ибо за это мы ответим перед тем, кто сказал: «Что было соединено на земле, соединено и на небе». Я знаю, что ты много выстрадала, но я что делаю уже 10 лет, если только не лью горькие слёзы каждый день, и не один дружеский голос меня не утешил.

[Письмо Александру на рус. яз.:]

Добрый, милый мой друг Александр, ты крайне и чувствительно меня огорчаешь, показывая беспрестанно, как ничтожны просьбы мои в твоих глазах и как мало ты помнишь обещания, мне тобою данные. Неужели полагаешь, что я в состоянии просить тебя о невозможном? Когда я умолял тебя писать к отцу твоему 2 раза в месяц, я уверен был, что ты уважишь желание моё, но нет, и я потерял даже надежду когда-либо видеть тебя послушным на сей счёт. Уважение детей к родителям есть священнейшая обязанность, она угодна Богу, а потому повторяю ещё раз просьбу мою, добрый Александр, не огорчать меня чувствительно и быть на будущее время послушнее.

Неужели сердце твоё не говорит тебе в пользу отца, верю, что ты его любишь, следовательно, что противиться выполнению твоих обязанностей - легкомы[слие], превозмоги это, и ты увидишь, как легко покажется тебе остальное. Я судьбою разлучён с тобою, и, может, навсегда, к тому же нахожусь в тяжком положении, постарайся же со своей стороны писать часто и обстоятельно ко мне, знакомить меня не только с собою, но и с малейшими даже твоими бедствиями, и тогда я тебе не буду чужд.

Прощай, друг мой, да сохранит тебя Господь, непрестанно молюсь за тебя и ожидаю большое утешение в будущем от тебя как от единственного моего друга**.

Прошу тебя, милая Вера, передать через верного человека прилагаемое письмо Льву Кирилловичу Нарышкину7 в Большой Мильонной в доме Петрова. Оно от г-на Свистунова к брату его8. Попроси г-на Льва Нарышкина передать это письмо брату г-на Свистунова, который сейчас за границею. Если г-н Нарышкин не сможет этого сделать, его просят распечатать письмо и сообщить его содержание г-ну Свистунову как можно скорее. Я тебя умоляю, дорогой друг, позаботиться об этом деле.

Прощай, милый, дражайший друг. Помоги тебе Господь. Прижимаю тебя к сердцу, которое бьётся только для тебя.

*Одно слово неразб.

**Далее на франц. яз.

ИРЛИ. Ф. 605. № 44. Л. 3-4 об.

1 Тизенгаузен Василий (Вильгельм-Сигизмунд) Карлович (1779-1857), полковник, командир Полтавского пехотного полка, член Южного общества. Осуждён по VII разряду. На поселении с апреля 1828 г.

2 П.И. Фаленберг по указу 8 ноября 1832 г. обращён на поселение в Троицкий солеваренный завод, а затем в с. Шушенское Минусинского округа Енисейской губернии.

3 По уставу артели, учреждённой декабристами в Петровском Заводе вскоре после прибытия, выделялись суммы для создания капитала для тех, кто отъезжал на поселение и нуждался в пособии.

4 О ком именно идёт речь, установить не удалось.

5 Лица неустановленные.

6 Лепарский Осип Адамович (ск. 1876), плац-майор в Петровском Заводе, племянник С.Р. Лепарского.

7 Л.К. Нарышкин (1809-1855), действительный статский советник, управляющий экспедицией заготовления государственных бумаг, член Совета министра финансов.

8 Свистунов Алексей Николаевич (1808-1872), юнкер л.-гв. Конного полка (1825), чиновник Министерства иностранных дел, в 1856-1870 гг. - директор Департамента личного состава и хозяйственных дел МИД.

22

21. В.А. Муравьёвой

[Петровский Завод,] 29 августа 1835 г.

Обожаемая Вера, значит, я не увижу тебя более; неужели мне суждено умереть, не прижав тебя ещё раз к сердцу? Об этом я не перестаю себя спрашивать, и это отравляет существование моё. Вот уже скоро 10 лет как длится моё несчастие, а сердечная рана также кровоточит сейчас, как и в первый день, ибо время не может заставить меня ни забыть Веру, ни утешиться в потере её. Поверь, несравненный друг, что говорю я это с единственным намерением - в немногих словах сообщить тебе, что я существую на этом свете.

Помнишь, раньше я чувствовал себя несчастным, когда, говоря о будущем, ты мне подавала надежду приехать когда-нибудь окончить дни свои около меня. Сейчас я был бы счастлив одним этим обещанием, даже если бы оно никогда не исполнилось. Но увы, я не из числа избранных, мне предстоит испить чашу горя, полную и до дна. Пришли мне, ради Господа нашего, что-нибудь, чем ты пользовалась, окружи меня, по крайней мере, предметами, которые тебе принадлежали, нужно быть в моём положении, чтобы представить себе, какое это приобретает значение; знаешь ли, возлюбленная Вера, что я храню даже конверты от твоих писем - лишь потому, что ты касалась их руками.

Здоровье моё плохо, и хотя я почти такой же полный, как и был, грудь у меня совсем больная; даже глаза, которые раньше никогда не болели, теперь болят, и зрение ослабло.

Когда я думаю, милый и нежный друг, обо всём, что ты вытерпела и что до сих пор терпишь, я не могу избавиться от мысли, что я был причиною твоих бед, по крайней мере отчасти, и этого достаточно, чтобы я плакал кровавыми слезами, и упрёк этот убивает меня совершенно. Но увы, поздние эти сожаления ничего не могут изменить. Прощай, обожаемый ангел, всё перепуталось в голове моей, рыдания меня душат, не могу больше написать ни слова. Храни тебя Господь*, Веринька, друг, душа моя, бесценная моя.

[Приписка для Александра:]

Обнимаю, благословляю тебя, ангел мой и друг бесценный Сашенька - да сохранит тебя Господь и да даст тебе на будущее время жизнь счастливую и безмятежную; вот пречистые молитвы отца твоего. Пиши ко мне ради Бога почаще, письмами вашими я только и живу; ибо если бывают со мною минуты, в которые грусть разлуки с вами не так сильно меня преследует, то это тогда только, когда читаю твои письма и письма обожаемой мною твоей маменьки. Прощай, друг мой, писать более не могу, обнимаю тебя мысленно и благословляю. Отец твой и друг

Ар[тамон] Муравьёв**.

[Приписка для С.И. Митрополовой:]

Дражайшая и добрейшая Софи, примите выражение всей моей дружбы и всей благодарности. Вы занимаете в моём сердце место среди самых близких мне людей, потому что всё, что вы делаете, может делать только сестра.

[Адрес:] Вере Алексеевне Муравьёвой.

*Далее на рус. яз.

**Далее на франц. яз.

ИРЛИ. Ф. 605. № 44. Л. 5-6 об.

23

22. О.А. Лепарскому*1

[Петровский Завод,] 1838 г.

Не могу до сей минуты привыкнуть к мысли, что с вами, добрейший и благороднейший друг мой Осип Адамович, расстаёмся, вероятно, навеки. Прощайте же, почтеннейший мой друг, не забывайте того, который близок вам по многим обстоятельствам, одно то, что мы стояли вместе у смертного одра незабвенного Станислава Романовича, достаточно, чтобы сблизить нас, как родных. Дай вам Бог всех благ, всего счастья, вами так заслуженного.

Вы оставили память прочную в Петровской тюрьме, жители которой за вас верно всегда и во всех обстоятельствах будут молиться...** Не забывайте, повторяю вам со слезами, того, который всею душою любит и чтит вас, как почтеннейшего человека.

По гроб ваш Артамон Муравьёв.

*Подлинник на рус. яз.

**Многоточие принадлежит автору письма.

Русская старина. 1892. Июль. Т. 75. С. 172.

1 О.А. Лепарский после смерти дяди С.Р. Лепарского в 1838 г. уехал в Европейскую Россию.

24

23. Я.Д. Казимирскому*1

[img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTYudXNlcmFwaS5jb20vS2d6RGdQenNremR0emNHb2NkOHZFMXBpQkFPM01ZaTBkUDFDYVEvdXM3V1ZVX1lQd2cuanBn[/img2]

[Петровский Завод, 1838 г.]

Лишь только узнал я, почтеннейший Яков Дмитриевич, от Василия Львовича2 о страдании вашем ногою, в ту же минуту отправился к вам и в первый раз обрадовался, не застав вас дома, ибо это послужило мне доказательством облегчения вашего. Что с вами, добрейший Яков Дмитриевич? Не приступить ли к правильному пользованию?

С истинным почтением и душевною преданностью весь ваш

Артамон Муравьёв.

*Подлинник на рус. яз.

КККМ. О/ф 7892/1303-46.

1 Казимирский Яков Дмитриевич (1800-1860), жандармский подполковник, в 1837-1839 гг. - плац-майор Петровского Завода, впоследствии генерал-майор, начальник VIII (Сибирского) жандармского округа, поддерживал дружбу со многими декабристами.

2 В.Л. Давыдов.

25

24. Я.Д. Казимирскому*

[img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTM4LnVzZXJhcGkuY29tL2FNd3BNd2pyd2ZFRC0tcnVQMTZfb0RuWHZYbnlIUGliX05VNzJBL0tGV1ljWHdtVzR3LmpwZw[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTc1LnVzZXJhcGkuY29tL19CdXRUdGRuQ3duclVBZklGRWJsak5KN0NtZzJLZTBJVGVtNGNnL3pab2ZCOEJ4LUpzLmpwZw[/img2]

Петровский Завод, 30 апреля [1838 г.]1

Примите, милостивый государь Яков Дмитриевич, сердечное поздравление моё с днём ваших именин, равно как и искреннейше желаю вам всевозможного счастья. Не откажите принять на себя поздравить от меня супругу вашу.

С истинным почитанием и нелицемерною преданностью

весь ваш.

Арт[амон] Муравьёв

*Подлинник на рус. яз.

КККМ. О/ф 7892/1303-47.

1 Датируется по содержанию.

26

25. Я.Д. Казимирскому*

[Петровский Завод, не позднее июля 1839 г.]1

Почтеннейший Яков Дмитриевич, не видав вас третий день, невольно приходит мне на мысль опасение насчёт вашего здоровья, с другой стороны: неужели бы вы не прислали за мною, если бы захворали, и это меня успокаивает. Вчера я целый день прохворал, и сегодня даже не совсем по себе, но выйду непременно.

Посылаю вам книги. Они вам полюбятся более чем <...>**.

Моё нижайшее почтение Александре Семёновне2.

Душевно преданный Ар[тамон] Муравьёв.

*Подлинник на рус. яз.

**Одно слово неразб.

ИРЛИ. Ф. 357. Оп. 3. № 81. Л. 1.

1 Датируется по сведениям, изложенным в записке: А.З. Муравьёв и Я.Д. Казимирский находятся поблизости друг от друга («неужели бы вы не прислали за мною, если бы захворали»). Это было возможно только в Петровском Заводе. А.З. Муравьёв находился там до июля 1839 г.

2 А.С. Казимирская (1809-1850), жена Я.Д. Казимирского.

27

26. А.Л. Кучевскому*1

Оёк**, 21 февраля [1840 г.]***2

Почтеннейший Александр Лукич! Доброе и умное письмо ваше я получил, ощущая при чтении оного большое удовольствие. Это истина и истина, в которой, я убеждён, вы не сомневались. Отрадно мне было видеть, что, невзирая на нужды ваши и на все тягостные лишения, от оной проистекаемые, вы довольны своим положением. Я буду у вас непременно великим постом и заранее обещаю себе душевных наслаждений. Я никогда не льстил вам, а потому вы поверите, если скажу, что усилилось уважение моё к вам очень, узнав, как славно по милости творца вы несёте крест свой и что дух ваш бодр, невзирая на немощи и страдания плоти.

Я живу в городе3, ибо зима эта крепко стала щипать меня, развив несовершенно прошедшие петровские ревматизмы; недели же через 3 или 4 возвращусь или в томительную Елань4, или переселюсь в деревушку, поближе к городу5. Из дому и от всех моих получаю очень частовато**** письма утешительные; сестра не оставляет ни намерения, ни надежды перетащить меня на Кавказ6 - что будет, то увидим. Брат произведён был в августе в ген.-лейтенанты и назначен дивизионным командиром; сын будет в нынешнем году произведён в офицеры, но остаётся в училище7. Вот всё, что о себе и о своих могу вам сообщить, разве прибавить, что Канкрин едет в мае за границу на 4 месяца8.

До свидания, добрый Александр Лукич!

Весь душою ваш Ар[тамон] Муравьёв.

*Подлинник на рус. яз.

**В подлиннике: «Аиок».

***Приписка А.Л. Кучевского: «Получил 27 марта 1840 года, в среду, в вечер. Доставил ко мне лично волостной голова Осипов».

****Так в подлиннике.

Тайные общества в России в начале XIX столетия. С. 55.

1 Кучевский Александр Лукич (1787-1871), майор Астраханского гарнизонного полка, организатор тайного общества в Астрахани в 1822 г., раскрытого в том же году. Отбывал каторгу вместе с декабристами. На поселении с 1839 г. в с. Тугутуй Иркутской губернии.

2 Датируется по содержанию. При публикации письма в 1926 г. в примечании было отмечено, что «подлинник письма принадлежал Н.С. Романову» и что «местонахождение оригинала в настоящее время установить не удалось».

3 А.З. Муравьёв находился в Иркутске с разрешения генерал-губернатора осенью 1839 - зимой 1840 гг. в связи с лечением ревматизма и других болезней.

4 Елань - место, определённое для первоначального поселения А.З. Муравьёва.

5 Подробно о переводе в деревню Малую Разводную см. в следующем письме.

6 Ходатайства Е.З. Канкриной (от 24 июня и 5 июля 1839 г.) о назначении брата рядовым на Кавказ были отклонены императором.

7 Имеется в виду артиллерийское училище в Петербурге, в котором Александр должен был закончить курс обучения осенью 1840 г.

8 Подробно о поездке за границу Е.Ф. Канкрина с женой сообщила А.З. Муравьёву дочь Канкриных Александра в письме от 29 сентября 1840 г. (ИРЛИ. Ф. 605. № 16. Л. 74).

28

27. Е.П. Оболенскому*

Иркутск, 18 марта [1840 г.]1

Дражайший и почтеннейший друг Евгений, за всё** время представился случай, чтоб написать тебе словечко. Я в среду на Масляной, приехав накануне в Урик2, смертельно там занемог воспалением лёгких, перешедшим в нервическую горячку; все без искл[ючения] полагали, что умру, но, видно, Богу угодно было ещё оставить меня в сей долине плача - хотя я теперь и выздоравливаю, но выздоровление медленное и тягостное.

Меня перевели из Елани в Малую Разводную, и я снова с Якубовичем3 сожительствовать буду. Домашние мои здоровы и не забывают меня. Сын здоров, и он уже учится 2 года и к осени будет пушкарским офицером <...>***. Егор Францевич Канкрин очень плох здоровьем, к падучести его присоединилась кишечная болезнь, и так как он не хочет сделать операцию, то жизнь его не довольно протянется; это меня очень огорчает; почему ты не потребуешь объяснений?4

Обнимаю тебя, добрый глубокомногоуважаемый друг Евгений. Помолись обо мне и верь в беспредельную любовь и уважение твоего товарища Ар[тамона] Муравьёва.

[Адрес:] Достойнейшему другу моему Евгению Петровичу Оболенскому.

*Подлинник на рус. яз.

**В подлиннике «вовасы».

***Одно слово неразб.

ИРЛИ. Ф. 606. № 7. Л. 337-338 об.

1 Год определяется по содержанию. В письме речь идёт о переводе А.З. Муравьёва из Елани в дер. Малую Разводную, которое произошло в марте 1840 г.

2 Место поселения Н.М. и А.М. Муравьёвых, Ф.Б. Вольфа, М.С. Лунина, С.Г. Волконского.

3 А.И. Якубович находился на поселении в дер. Большой Разводной по указу 10 июля 1839 г. С 26 июня 1841 г. на поселении в с. Назимово Енисейской губернии.

4 Смысл вопроса, обращённого к Е.П. Оболенскому, неясен.

29

28. Д.И. Завалишину1

Малая Разводная, 12 июня 1840 г.

Почтенный Дмитрий Иринархович*, я должен был бы начать с перечисления ста одной причины, которые лишили меня удовольствия написать вам, но я лучше попрошу у вас миллион извинений. Уверяю вас, что я никогда не переставал хранить о вас самые тёплые воспоминания и что те приятные моменты, которыми я вам обязан, навсегда останутся в моей памяти.

Существование моё весьма однообразно, я живу довольно хорошо в 2-х верстах от Иркутска**, благодаря близости к городу я не испытываю нужды в необходимом***.

Прошу вас, добрейший Дмитрий Иринархович, засвидетельствовать глубокое почтение моё Фелацете Осиповне, равно как и супруге вашей2.

Прощайте, дорогой товарищ, верьте в неизменную дружбу преданного и искренне привязанного к вам Ар[тамона] Муравьёва.

Краткость моей записки объясняется тем, что г. Назицкий3 дал мне очень мало времени, чтобы написать её.

*«Дмитрий Иринархович» на рус. яз.

**Название города на рус. яз.

***Следующая фраза на рус. яз.

ОПИ ГИМ. Ф. 250. Оп. 1. Ед. хр. 2. Л. 92-92 об.

1 Завалишин Дмитрий Иринархович (1804-1892), лейтенант 8-го флотского экипажа. Осуждён по I разряду. Каторгу отбывал в Читинском остроге и Петровском Заводе. По указу 10 июля 1839 г. обращён на поселение в Читу.

2 Ф.О. Смольянинова, тёща Завалишина. На её дочери Аполлинарии Семёновне (1812-1847) он женился, выйдя на поселение в Читу.

3 Назицкий - лицо неустановленное.

30

29. А.И. Борисову*1

Малая Разводная, 12 апреля 1841 г.

Добрейший и почтеннейший Андрей Иванович, письмо ваше от 25 декабря прошлого года я получил и не мог понять, каким образом оно так долго до меня не доходило. Видно, написав его, вы у себя задержали, ибо расстояние невелико. Вы знаете всегдашнее участие моё к вам, а потому легко вообразить себе можете, как мне горестно было видеть из всего, что вы мне говорите, настоящее положение ваше. Будь у меня возможность помочь вашему горю, то, верно, всё бы сделал, чтобы успокоить вас, но, увы, желание пламенное, но способы ничтожны. Касательно 200 р., они ваши. Я их в прошлом году к вам отправил, и вы чудесно сделали, что не последовали намерению почтенного брата вашего, а не то привелось бы мне их к вам обратно послать.

Напрасно, добрый Андрей Иванович, вы не ходите, а продолжаете вести сидячую петровскую жизнь вашу, она вам и там была вредна, теперь же, когда лета умножаются, равно как и недуги, образ жизни, вами предпринятый, повлечёт пагубные последствия. Очень будет хорошо, если вы на винокуренном заводе займётесь делом, это будет и выгодно, и доставит вам развлечение.

Моё житьё в Малой Разводной единообразно и потому не очень приятно, но так как с удовольствиями мы давно должны были навек проститься, то и неогорчительно для меня это лишение. У меня домик на берегу величественной Ангары, и часто проходят 1/2 сутки, и я не отхожу от окна, так бываю прикован, глядя на неё и на ней плавающее. Часто вспоминаю Петровск и признаюсь с сожалением - там, по крайней мере, было с кем душу отвести, здесь же часто один нравственно. Обнимаю вас мысленно, может, увидимся, если просьба о переводе вашем будет иметь успех2.

Весь душевно ваш Артамон Муравьёв.

[Приписка П.И. Борисову:]

Во вам, незабвенный мой друг Пётр Иванович3, несколько дружеских слов от меня, вас пламенно любящего.

Деньги ваши, ибо я их к вам послал, жаль только, что способы мои коротки, но если Бог приведёт нам жить вместе, то по-прежнему будем, как братья, делиться. Что-то Андрей Иванович не так-то поправляется, право, сидячая жизнь всему виною. Как я буду счастлив обнять вас, с каким наслаждением по-старому поговорим. До того убедитесь, что я вас помню, люблю и почитаю по-старому.

Весь ваш Артамон Муравьёв.

*Подлинник на рус. яз.

ОПИ ГИМ. Ф. 282. Ед. хр. 282. Л. 23-24.

Памятники культуры. Новые открытия. Письменность. Искусство. Археология. Ежегодник. 1998. М., 1999. С. 90.

1 Борисов Андрей Иванович (1798-1854), отставной подпоручик. Один из основателей Общества соединённых славян. Осуждён по I разряду. По указу 10 июля 1839 г. обращён на поселение в с. Подлопатки Верхнеудинского округа Иркутской губернии.

2 Переезд братьев Борисовых в Малую Разводную состоялся летом 1841 г.

3 Борисов Пётр Иванович (1800-1854), подпоручик 8-й артиллерийской бригады. Осуждён по I разряду. На поселение обращён вместе с братом.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма декабриста Артамона Захаровича Муравьёва.