© НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ»)

User info

Welcome, Guest! Please login or register.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма декабриста Артамона Захаровича Муравьёва.


Письма декабриста Артамона Захаровича Муравьёва.

Posts 31 to 40 of 41

31

30. Я.Д. Казимирскому*

[img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTYwLnVzZXJhcGkuY29tL1UtS1RvTHNjNE9sVzZoWE1ObVp1c1NXcDRRemZwbmszMk50X0lnL2Nvc1hZRGs5WkJ3LmpwZw[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTU2LnVzZXJhcGkuY29tL01XdDNjd2tvMS1yZnlodWhnMnh0ODRiam9KY0phaUNDT0xYcWNRL0dvMl82UnpFUkNvLmpwZw[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTI5LnVzZXJhcGkuY29tL2FRNEgzMzBtNFFJeWxpWm1vamNVWHJlbEg3LU02YUtXeFdFQUxnL19XN2ZrNDAweEQ0LmpwZw[/img2]

Деревня Малая Разводная, в 3 верстах от Иркутска, 11 октября 1842 г.

Добрейший и почтеннейший Яков Дмитриевич, упрёк, вами мне сделанный, в возможности когда-либо вас забыть больно сжал мне сердце. Мне вас забыть! Потерять память постоянного вашего участия, продолжавшегося несколько лет, было бы не только дурно, но и грешно.

Разделяя с людьми многие их недостатки, всегда был чужд неблагодарности, утратить же память о вас было бы неоспоримое доказательство, что обладаю сим пороком; вы меня знаете, а потому скажите, могло ли это случиться? Точно, я не писал к вам, но должен ли я это делать? Я буду даже с вами, может, излишне откровенен; пожелали бы вы сами получать чрез официальный путь письма мои? Этот вопрос, часто мною себе деланный, сковывал постоянно руку мою. Если предположения мои ошибочны, то простите меня, я заслуживаю это прощение, лишив себя до сих пор отрады, которой, по причинам не дурным, я себе не позволял.

Как ни велико расстояние, разделяющее меня с вами, я всё-таки счастлив, зная, что вы в Красноярске1. Тысяча вёрст для меня пространство недосягаемое, для вас же это ничто, а потому, может, и доживу отрады свидеться с вами хотя ещё раз. Если это надежды-мечты, не разочаровывайте меня, а оставьте в заблуждении.

Я очень был рад, узнав от Петрова, медика ген[ерал]-губ[ернатора], что здоровье Александры Семёновны совершенно хорошо; засвидетельствуйте ей глубочайшее моё почтение и скажите супруге вашей, что никогда не изгладится из памяти моей прежнее расположение её ко мне.

С того времени, как я с вами разлучился, многое множество я перенёс. Здоровье моё до такой степени разрушено, что не проходит дня без тяжких страданий; несколько раз был я на краю гроба, весною же не сломал, а раздробил левую руку, от которой прибавилось мне много мучений. Впрочем, не стану исчислять в первом письме моём к вам всех моих несчастий, со временем перескажу всё без упущений. Скажите мне, незабвенный Яков Дмитриевич, писать ли мне к вам и какими путями? Не хочется снова отложить на долгое время переписку мою с вами. Грамоту мою передаст вам Евгений Осипович Голенковский2, достойный и образованный молодой человек, он, заверяю вас, заслуживает особенное внимание.

Ожидаю ответа вашего с нетерпением, прошу вас верить в чувства глубокого почтения и нелицемерной преданности душевно вам привязанного Ар[тамона] Муравьёва.

*Подлинник на рус. яз.

КККМ. О/ф 7892/1303-48.

1 Речь идёт о пребывании Я.Д. Казимирского в Енисейской губернии по делам службы.

2 Е.О. Голенковский, чиновник Государственного контроля.

32

31. И.И. Пущину*

Малая Разводная, 29 мая [1843]1

Добрейший и почтеннейший Иван Иванович, спасибо, спасибо вам за дружеское письмо ваше от 13 апреля. Оно принесло мне невыразимое удовольствие, а чтобы не лишиться подобного утешения, спешу с ответом в надежде скорее выманить другое.

Всем нам очень грустно, мы лишились доброго Никиты; после кратковременной болезни он умер 28-го прошедшего месяца. Так как близки сердцу вашему спутники ваши, спешу с некоторою подробностью описать вам кончину его.

Предварительно должен вам сказать, что 11-го апреля занемог крупом старший сын Александра; в течение всей его болезни Фер[динанд] Богд[анович] не отходил от него ни днём ни ночью, так что к 25-му апреля утомился невыразимо - в этот же день занемог Никита2. Нелишним считаю добавить, что по принятой системе Вольфа все посторонние без исключения были отдалены от дома Муравьёвых, так что даже посланным для осведомления от Труб[ецких] и проч[их] отвечаемо было людьми, что ничего не знают и что не велено докладывать о ком-либо.

25-го апреля Мария Казимировна, бывшая в Урике у Марии Николаевны, узнала, что Никита занемог, от присланного слуги за креслами к княгине; возвратясь вечером того же дня, она мне о сём сообщила. Я же в свою очередь сидел дома, страдая горлом и ревматизмом. В среду 28-го, в 6 часов утра, получаю записку следующего содержания от Александра и надписанную Вольфом**: «Кузен, брат очень плох, приезжай».

Невзирая на свои страдания, в 1/4 7-го я сидел уже в карандасе***, а в 8 поклонился бренным останкам брата, лежавшего на столе. На справедливый упрёк, зачем ранее не дали мне знать, отвечали: мы послали за вами и Фёд[ором] Феод[оровичем]3 в 11 часов пополудни 27-го числа. Вадковский приехал час спустя после меня, а вскоре и Сутгоф4. Для лучшего уразумения непостижимого скажу, что Волконские узнали о сильной его болезни с известием о его кончине. Болезнь Никиты - воспаление кишечное. Я был на похоронах, и тем кончено5.

Катерина Ивановна разрешилась сыном Иваном6, поручение ваше к Сергею Григорьевичу выполнил, и он обещал возвратить вам письмо моего Энгельгардта вскоре7. Обоймите за меня доброго друга моего Евгения8, скажите ему, что я пекусь о Балогинских и что Вася9 меня разоряет сапогами, которые у его кантонистской милости не носятся, а горят. Прощайте, добрейший Иван Иванович, до следующего раза, желаю чтоб поскорее привелось бы мне с вами побеседовать.

Весь душою ваш Артамон Муравьёв.

Сын Александра тоже умер 1-го мая.

*Подлинник на рус. яз.

**Далее фраза на франц. яз.

***Карандас - тарантас (сиб.)

РГБ. Ф. 243. П. 1. Ед. хр. 2.30.

Записки ОР ГБЛ. М., 1979. Вып. 40. С. 199-201.

1 Год установлен по содержанию. В письме идёт речь о смерти 28 апреля 1843 г. Н.М. Муравьёва.

2 Н.М. и А.М. Муравьёвы и Ф.Б. Вольф жили на поселении в Урике с 1836 г. Мать Муравьёвых добилась их совместного поселения, чтобы быть уверенной в квалифицированной медицинской помощи сыновьям и внукам. Она обеспечивала существование Ф.Б. Вольфа, взяв с него обязательство не разлучаться с ними. К этому времени у А.М. и Ж.А. Муравьёвых был трое детей. Старший, Никита (р. 1840), был особенно любим и опекаем дядей. Сообщением о смерти мальчика кончается данное письмо.

3 Ф.Ф. Вадковский (1800-1844), прапорщик Нежинского конно-егерского полка. Член Южного общества с 1823 г. С 1840 г. на поселении в Оёке.

4 Сутгоф Александр Николаевич (1801-1872), поручик л.-гв. Гренадерского полка, член Северного общества, участник восстания на Сенатской площади. На поселении жил в сёлах Введенщина, Куда, Малая Разводная.

5 Похороны Н.М. Муравьёва подробно описаны в письме М.К. Юшневской к И.И. Пущину от 10 мая 1843 г. (см.: Зейфман Н.В. Из переписки декабристов // Записки ОР ГБЛ. М., 1982. Вып. 43. С. 149-151).

6 Сын Трубецких Иван родился 13 мая 1843 г.

7 И.И. Пущин послал С.Г. Волконскому письмо директора Царскосельского лицея и своего друга Е.А. Энгельгардта. Его письма он часто посылал товарищам.

8 Е.П. Оболенский.

9 Речь идёт о сыне солдата, служившего в Петровском заводе, Егора Балаганского (Балогинского) Василии, о котором заботились многие декабристы, в том числе Е.П. Оболенский.

33

32. С.П. Юшневскому*

Малая Разводная, 19 января 1844 г.**

Милостивый государь Семён Петрович.

Горькая обязанность досталась мне в удел; достойнейший и для всех нас незабвенный брат ваш скончался 10-го числа сего месяца от апоплексического удара (foudroyant)1. Неутешная вдова его ужасает нас справедливым отчаянием своим. Невзирая на всю грусть свою, она поручила мне сообщить вам потерю нашу и сказать, что при первой возможности сама напишет к вам.

Препровождая письмо покойного Алексея Петровича, написанное к вам за час до отъезда его на похороны товарища нашего Вадковского2, вменяю себе в обязанность добавить несколько слов, касающихся до последних его минут. Чувствуя себя совершенно здоровым, в день похорон помогал несть гроб до церкви. Во время литургии, при чтении Евангелия, брат ваш падает без чувств на руки стоявшего за ним Ф.Б. Вольфа.

В первые минуты полагают его в сильном обмороке, но недолго продолжалось утешительное это заблуждение, невзирая на скорую помощь, должны были наконец сознаться, что смерть его была мгновенна и что мы оттирали только бренные его останки, которые 14-го числа опущены были в могилу. Мужайтесь, горе ваше велико.

Сестра ваша просит передать прилагаемое письмо её Дарье Ивановне3 и объявить ей с должною осторожностью по летам её горестную весть.

С истинным почтением и совершенною преданностью покорнейший слуга

Артамон Муравьёв.

Извините, что письмо моё написано небрежно, я болен и поражён невыразимо потерею нашею.

*Подлинник на рус. яз.

**Помета С.П. Юшневского: «Получено 11-го марта 1844 года в 8 часов вечера».

РГБ. Ф. 370. Ед. хр. 1.32.

Записки ОР ГБЛ. М., 1982. Вып. 43. С. 110.

1 А.П. Юшневский скоропостижно скончался в Оёке на похоронах Ф.Ф. Вадковского и был похоронен в дер. Большой Разводной. В 1952 г. в связи с затоплением деревень Малой Разводной и Большой Разводной Иркутским водохранилищем его прах был перенесён в Иркутск на Лисихинское (Амурское) городское кладбище.

2 Письмо А.П. Юшневского хранится в РГБ (ф. 370, карт. 1, ед. хр. 54. л. 33-34).

3 Возможно, Дарья Ивановна - сестра матери Юшневских Натальи Ивановны.

34

33. Я.Д. Казимирскому*

[img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTQyLnVzZXJhcGkuY29tL1R6a1o5UGp5eFV3a1dMZ2J1X1pkUll5YTUydVFOYi1kdmk1b1B3L0dnVEJneDEyaC1VLmpwZw[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTYxLnVzZXJhcGkuY29tL2VRcWJVUjY4ak44OFhscUxIODRqRFgzY1NPam9qUy14MDBjbjNBL0gwWGNlcWE4OTlZLmpwZw[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTQ1LnVzZXJhcGkuY29tL0tBcGR0NjZ3d0F1SXB3WmJ1WnJBLUtIclpKQVpkaXFTQ1VKbURRL3RRcWZ3aTZ1bHM0LmpwZw[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTgudXNlcmFwaS5jb20veXMzeXFYbnVyOHdwTk5pLVhQWFJlWVlmeFlKS3RSYkRhVTdYdFEvOURWNVJ3UUlVVG8uanBn[/img2]

[Малая Разводная,] 4-го февраля [1844 г.]1

Достойнейший и добрейший друг Яков Дмитриевич.

Безобразов2 лишь только приехал, прислал мне ваше письмо, и так как завтра утром почта отходит, то я, не дождавшись его, поспешил удовлетворить потребность моего сердца и написать к вам хоть немного.

После вашего отъезда мне так взгрустнулось, хоть плачь, жаль, что не знаком с сенаторшею3 и что сильно страдаю, а то бы непременно поехал бы к ней. Не обошлось, незабвенный Яков Дмитриевич, без нарыва, не только образовался тот, который начинался при вас, но вчера ещё один лопнул. Предоставляю вам судить, каково мне жить на свете. Но что об этом, окроме грусти, любящим меня ничего не могу доставить, описывая мои страдания.

Слава Богу, что вашей прелестной Сашеньке лучше, всегда почти прорезывание глазных зубов страдательно детям, но при должной осторожности нет никакой опасности, и я надеюсь, что при получении моего письма она будет совершенно здорова. Лишь только получу ящик, мне присылаемый вами, раздам всё по списку с должной точностью.

Не проходит дня, дражайший друг, чтоб не вспоминал, а часто, чтоб не говорил про вас; ваше пребывание в Иркутске было так кратковременно, а для меня ещё более, что поистине прибытие и отъезд сливаются у меня, и одна грусть разлуки постоянно остаётся при мне. Если бы да сбылось ваше перемещение, то-то я был бы счастлив.

Вся молодёжь4 понеслась вихрем в Забайкальский край и только месяца через 2, а может, более возвратится. В числе новостей: Пятницкий5 сделан членом Алжирского Общества6, имеющего целью противиться торговле неграми, они никак не соглашаются в том, что это не учёное, а филантропическое общество, и на все возражения говорят, что филантропия - наука как философия и тому подобное.

Ради Бога пишите ко мне почаще, в привязанности моей к вам вы не сомневайтесь, а если бы увидели меня в минуту получения вашего письма, то, верно бы, по свойственной вам доброте, пожелали бы мне доставлять почаще такие отрадные ощущения. Поцелуйте за меня ручку у добрейшей Александры Семёновны, при первой возможности примусь за станок и выточу ей что-либо. Вас же обнимаю от всего сердца и прошу любить душою вам преданного

Ар[тамона] Муравьёва.

Будьте так добры и передайте прилагаемые 2 письма по принадлежности, добрейший Яков Дмитриевич.

*Подлинник на рус. яз.

КККМ. О/ф 7892/1303-49.

1 Датируется по содержанию. В письме говориться о прорезывании зубов у дочери Казимирских Сашеньки (род. в 1843).

2 Безобразов Михаил Александрович, чиновник II отдела канцелярии ген.-губернатора Восточной Сибири, командированный в Енисейское губернское правление; владелец паев на золотых приисках. Был в дружеских отношениях с декабристами. В 1844 г. находился в составе комиссии по ревизии Восточной Сибири сенатора И.Н. Толстого.

3 Толстая Елена Алексеевна, жена Ивана Николаевича Толстого (1792-1854), возглавлявшего в 1843-1845 гг. сенаторскую ревизию Восточной Сибири, в прошлом офицера л.-гв. Семёновского полка, друга С.П. Трубецкого, И.Д. Якушкина, М.И. Муравьёва-Апостола.

4 Речь идёт о чиновниках, входивших в комиссию И.Н. Толстого.

5 Пятницкий Андрей Васильевич (1790-1856), иркутский гражданский губернатор в 1839-1848 гг.

6 Имеется в виду «Африканское общество», основанное в Лондоне в 1788 г. В 1830 г. было преобразовано в Лондонское географическое общество. Имело филиалы почти в каждом европейском государстве, включая Россию. Занималось вопросами исследования Африки, в том числе и Алжира.

35

34. В.Л. Давыдову

[Малая Разводная, апрель-май, 1844 г.]1

Я несказанно рад, милый и добрый Василий Львович, что представляется оказия написать тебе, при том как раз в ту минуту, когда я получил твоё доброе письмо от 11 февраля. Г. Ришье2, которого я видел только одну минуту по его возвращении из Кяхты, был так добр, что предложил передать тебе моё послание, дорогой друг.

О себе не могу сообщить тебе ничего хорошего, разве только то, что моё присутствие может быть полезно бедной вдове почтенного Алексея Петровича. Я почти не покидаю её. Её слёзы и отчаяние раздирают сердце; признаюсь даже, что если бы я не считал своим долгом оставаться при ней, я постарался бы уехать - так трудно мне переносить это ужасное зрелище. Она написала гр. Бенкендорфу, прося разрешения вернуться в Россию, и я думаю, что в июне она уедет3. Я буду рад ее отъезду, в надежде, что свидание с дочерью и внуками до некоторой степени рассеет её горе.

Что до меня, я несколько поправился, но не рассчитываю на длительность этой поправки, судя по моим беспрестанным страданиям. Вчера вечером почти вся молодёжь, принадлежащая к свите сенатора5, остановилась у меня на ночлег на обратном пути из Кяхты (дорога из-за Байкала проходит под моими окнами); я сообщил им, что ты мне писал о них, и они были тронуты и польщены твоей памятью о них. Болычев6 прочитал вслух главу, касающуюся их, и был особенно доволен тем, что нашёл там своё имя. Сенатор виделся с Трубецким и держал себя по-приятельски, совершенно так, как если бы расстался с ним лишь накануне*.

Как бы я посмотрел на тебя, добрейший мой друг Василий Львович, как бы я пообедал у тебя, сидя поблизости вашего высокогастрономия, как бы поговорил с тобою. Но это желания, к прискорбию, невыполнимые.

За невозможностью лучшего я буду продолжать писать тебе и время от времени читать твои добрые письма. Мой почтительнейший, искреннейший привет твоей супруге, тысяча поцелуев твоим детям и крепкое рукопожатие тебе, милый друг, от преданного тебе Ар[тамона] Муравьёва.

*Далее две фразы на рус. яз.

Историк-марксист. М., 1926. Т. 1. С. 197-198

1 Датируется по содержанию. Речь в письме идёт о безутешном горе вдовы А.П. Юшневского, скончавшегося 10 января 1844 г. В начале февраля 1844 г. чиновники комиссии по ревизии Восточной Сибири сенатора И.Н. Толстого отправились в Забайкальский край и должны были возвратиться через месяц (см. предыдущее письмо). В данном письме речь идёт об их возвращении. Письмо могло быть написано в апреле или мае 1844 г. Письмо извлечено из бумаг архива В.Л. Давыдова М.О. Гершензоном. Бумаги были переданы М.О. Гершензону потомками Давыдова.

2 Ришье (ум. 1854), француз, постоянно живший в Иркутске. Горный инженер и предприниматель.

3 После смерти А.П. Юшневского В.Я. Руперт немедленно вошёл с представлением о разрешении жене декабриста возвратиться в принадлежащее ей имение в Киевской губернии, но в этом ей было отказано. М.К. Юшневская смогла вернуться в Россию только в 1855 г.

4 С.А. Рейхель.

5 Речь идёт о чиновниках, зачисленных в комиссию по ревизии Восточной Сибири И.Н. Толстого. Они живо интересовались декабристами, приезжали к ним в места поселения. Об одной такой встрече и говориться в письме. Один из молодых людей, посетивших тогда А.З. Муравьёва, В.Д. Философов, оставил нам его словесный портрет. Он писал в своём дневнике: «Ездил два раза в Малую Разводную - деревню, где поселён Артамон Захарович Муравьёв. Прекрасная фигура, седые длинные волосы и усы. Любезность, ум и доброта. И всё это погребено в глуши сибирской деревушки» (РГАЛИ. Ф. 1183. Оп. 1. Ед. хр. 8). Выписка из дневника В.Д. Философова извлечена из картотеки Б.Л. Модзалевского, хранящейся в ИРЛИ.

6 Вероятно, Иван Демьянович Булычёв, чиновник в комиссии И.Н. Толстого. Впоследствии женился на племяннице золотопромышленника Е.А. Кузнецова, получил в наследство золотые промыслы, обосновался в Иркутске.

36

35. И.А. Анненкову1

Малая Разводная, 16 декабря 1844 г.

Дорогой Иван Александрович, отъезд Владимира Александровича2 даёт мне давно желанный случай напомнить о себе вам и супруге вашей3. Поверьте, что привязанность моя к вам нисколько не уменьшилась по сравнению с прошлым, и если я не давал о себе знать, вините в этом лишь способ нашей переписки, который не очень её поощряет. В первый раз встретил я человека, едущего в Тобольск.

Во время пребывания г-на Казадаева среди нас мы часто вспоминали вас и вашу супругу, он питает к вам искреннее чувство дружбы; отношение его ко мне было самым деликатным, поэтому я навсегда сохраню к нему глубокое уважение и привязанность.

Примите, дорогой Иван Александрович и добрейшая Прасковья Егоровна, мои поздравления и пожелания грядущего счастья моей очаровательной и любимой крестнице4; я часто вижу товарищей по учению вашего будущего зятя <...>*. Они не перестают хвалить его.

Я благодарю Бога за эту счастливую встречу, которая служит неопровержимым доказательством милости его к вам.

Как я был бы счастлив знать, вспоминает ли обо мне моя очаровательная Ольга хоть изредка (немножко). Что касается меня, я ничего не забыл, даже её первые фразы и её уверения в любви к Балла**5, которые так меня смешили в своё время. Я вскоре напишу ей, а пока прошу вас передать ей мои дружеские пожелания. Поцелуйте всё остальное ваше семейство, особенно Володю**, который уже большой мальчик и так хорошо учится.

Передайте мой поклон Петру Александровичу7 и Павлу Сергеевичу8. Барятинский уже не страдает, прими Господи его душу9. Моё почтение г-же Фонвизиной и её супругу.

Почтительно целую ручку супруге вашей. Навеки преданный вам всем сердцем

Ар[тамон] Муравьёв.

*Одно слово неразб.

**Имя на рус. яз.

ИРЛИ. Ф. 6. № 7. Л. 1-2.

Souvenirs di Paulina Annenkoff. Moscou. 1988. S. 222-224.

1 Анненков Иван Александрович (1802-1878), поручик л.-гв. Кавалергардского полка. Осуждён по II разряду. С сентября 1836 г. на поселении в с. Бельском Иркутской губернии, с января 1839 г. - в Туринске Тобольской губернии. В сентябре 1839 г. по ходатайству матери разрешено поступить на службу по гражданской части в Сибири. В 1843-1848 гг. - ревизор поселений тобольской экспедиции о ссыльных.

2 В.А. Казадаев, почт-директор Восточной Сибири.

3 Анненкова Прасковья (Полина) Егоровна (1800-1876).

4 Дочь Анненковых Ольга (1830-1891). Речь идёт о её несостоявшемся в 1844 г. замужестве.

5 Так звали ссыльного турка, жившего в Петровском Заводе. Ольга, едва научившись говорить, называла его «Балла-душенька», что забавляло А.З. Муравьёва (Воспоминания Ольги Ивановны Ивановой, урожд. Анненковой. М., 1988. С. 222-224).

6 Сын Анненковых Владимир (р. 1831).

7 А.З. Муравьёв ошибся. На поселении в Тобольске вместе с Анненковым жил Пётр Николаевич Свистунов.

8 Бобрищев-Пушкин Павел Сергеевич (1802-1865), поручик квартирмейстерской части. Член Южного общества. Осуждён по IV разряду. С 1832 г. на поселении в Верхоянске, затем в Красноярске. С 6 декабря 1839 г. на поселении в Тобольске.

9 А.П. Барятинский скончался 19 августа 1844 г.

37

36. Я.Д. Казимирскому*

[img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTExLnVzZXJhcGkuY29tL2xaN01URmhSSlEwNWxjTC00REVVOFRhRks0Q0k5WWVZT2dnb0J3L2QycEpGOHJHQ3dFLmpwZw[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTEwLnVzZXJhcGkuY29tL1BEREpFYVEwQVFmVnhYZlkzVTlIZnZUVG0yYlJ4Wm1zc1VKMU53L05DTzhTWkEyVWhFLmpwZw[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTMudXNlcmFwaS5jb20vbVhRNVVaYkdmRTdITzdJUnNlamRlbnBzVHd5TkZPS2ZjamlXbkEvWl9nUV9GZkRLNlEuanBn[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTIxLnVzZXJhcGkuY29tL2x1MWxVMEF5WnpkYUJuT1pIcVBnM19FbEY1UlAyVEE4Yk1iMFhnL1BFQnFUbUt6WERvLmpwZw[/img2]

Малая Разводная, 27-го августа [1845 г.]

Достойнейший и глубокоуважаемый Яков Дмитриевич, примите выражение беспредельной моей к вам благодарности за дружеское письмо от 10-го августа, Михаилом Александровичем1 мне переданное. Отрадно мне было видеть в вас такое участие к делам моим и вообще ко всему до меня касающемуся. Если дружба самая искренняя и глубокое уважение достаточны, то я вполне заслуживаю чувства ваши ко мне и всего, что вы для меня делаете.

Вы правы, добрейший Яков Дмитриевич, что мне не должно предпринимать заглазных дел по самой главной причине, а именно: редки люди, коим бы можно было поручить таковые. Между тем малейшие упущения влекут неминуемо за собой убытки разорительные, к коим по вышереченным причинам я, могу сказать, постоянно подвергался в продолжение 4 лет моей несчастной коммерции2, а потому следую благому и дружескому совету вашему - ОТРЕКАЮСЬ.

В семьсот восемьдесят седьмой раз дают мне надежды прочно обеспечить будущность мою как обещаниями со стороны сестры, так и жены. На последнюю я не имею права сетовать, ибо дела её по несчастной и слепой доверенности к одному лицу3 совершенно расстроились. Что же касается до моей графини4, то она может оградить старость мою от недостатков нечувствительно для себя.

Генерала5 вашего я видел, имел даже разговор довольно жаркий касательно положения Марии Казимировны6 с ним, и, впрочем, он добрый и благонамеренный человек, жена же его7, безусловно, мне понравилась. Встретился я с старым моим сослуживцем Зедделером8, ген[ерал]-лей[тенантом]. Вот этот благородный человек поступил со мной просто как товарищ; на другой день прискакал ко мне и, без преувеличения, провёл более времени со мною, чем розно. Словом, я расстался с ним как с родным. Неминуемо при таких случаях вы и достойнейшая супруга ваша, приходя на мысль, возбуждаете горестное чувство; как, живучи по сибирскому масштабу так близко, а между тем не вижусь с вами. Кабы вы решились перенести главную мою квартиру на берега Ангары! То-то было бы стратегическое это движение мне по сердцу.

Я душою скорбел, узнав о потере Василия Львовича, хоть лично не знал Марии Васильевны9, но привык её уважать. На днях к нему напишу, теперь же ему не до этого.

У малюточки вашей поцелуйте за меня ручки, неужели не доживу до отрадной минуты её понянчить и поласкать.

Скоро вышлю вам всем без изъятия, даже и миленькой незнакомке, произведения токарного моего ремесла.

Марии Казимировне передал я всё, что вы мне поручили, она просила сказать вам тысячу приветствий и пожеланий, на днях собирается писать к Александре Семёновне, которой прошу засвидетельствовать глубокое моё почтение и вечную преданность.

Обнимаю вас искренно, пламенно. Прошу верить, что вы из числа уважающих и умеющих ценить не найдёте человека, который бы вас более любил вашего всею душою преданного

Ар[тамона] Муравьёва.

*Подлинник на рус. яз.

КККМ. О/ф 7892/1303-47.

1 М.А. Безобразов.

2 Речь идёт о коммерческой деятельности А.З. Муравьёва (рыбный промысел), которой он занимался на поселении. 24 сентября 1843 г. М.К. Юшневская писала И.И. Пущину об этих занятиях А.З. Муравьёва: «Теперь он нетерпеливо ожидает возвращения своего судна из Ангарска, дай Бог, чтобы поболее омулей ему привезли, иначе плохо» (Зейфман. С. 151).

3 Речь идёт о компаньонке В.А. Муравьёвой С.И. Митрополовой. Об этом подробно см. в следующем письме.

4 Имеется в виду Е.З. Канкрина.

5 Генерал - В.Я. Руперт.

6 Речь идёт о просьбе М.К. Юшневской, обращённой к правительству, после смерти мужа уехать из Сибири. Тогда ей в этом было отказано.

7 Руперт Елена Фёдоровна, жена В.Я. Руперта.

8 Зедделер Логин (Людвиг) Иванович (1791-1852), барон, генерал-лейтенант, инспектор батальонов военных кантонистов, военный писатель. В июле 1845 г. находился в Иркутске, проверяя состояние дел в школах кантонистов Восточной Сибири. Главный редактор «Военно-энциклопедического лексикона».

9 Давыдова Мария Васильевна, старшая дочь Давыдовых, вышедшая замуж в 1840 г. за чиновника Министерства иностранных дел Р.К. Фелейзена. Умерла 5 июля 1845 г. после рождения ребёнка.

38

37. Я.Д. Казимирскому*

[img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTU4LnVzZXJhcGkuY29tLzE2NVF3NEVwWE14bFZhYzBNRmUxSDlzY1RTaXI0VENKZ0QxRGlBL1d1VFpZMnRGZEVVLmpwZw[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTM0LnVzZXJhcGkuY29tL1V5Y3Z4MFhNek9wbkJ2UHo3MTBVSUlCaG5QeHN5c3k3ZGd0a05BL045YktWTko1N3FVLmpwZw[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTcudXNlcmFwaS5jb20vZERVVjQ3dXpaWDhxeVFTdHNteTNwbmg3ZU4xM3pqaWpPMWdZOHcva1RwY0xyVzByWmMuanBn[/img2] [img2]aHR0cHM6Ly9zdW45LTQudXNlcmFwaS5jb20vX2JURldMbVZoN0xIQTZjQV9mYXFLdkY0Z0hjNWxVU0h0Q0hBcEEvcnFqMVpiTTB4NlUuanBn[/img2]

[Малая Разводная,] 9-го ноября [1845 г.]

Глубокоуважаемый и достойнейший Яков Дмитриевич, нет случая, которого, как говорят французы, не взял бы за волосы и не заставил бы передать вам несколько строк моих, имеющих одну и ту же цель: напомнить вам о себе и повторить, как искренно вас люблю и почитаю.

По обыкновению, отсалютовал я наступившей зиме страшным приступом ревматизма; как водится, пролежал несколько дней в неимоверных страданиях и наконец с постоянною ломотою и с нестерпимою тоскою во всех суставах и костях брожу, не отделяя ног от пола. Вот что касается до физического моего быта.

Нравственно же я более обыкновенного измучен. Болезнь сына, испортившая его карьеру до того, что он подал в отставку1, невзирая на мои и матери его убеждения, конечное разорение жены, от ужасной причины последовавшее. Я, верно, в откровенных беседах наших, петровских, говаривал о известной Василию Львовичу м-ль Sophie2, поступившей ко мне в дом со дня моей свадьбы, она же выросла с женой. В течение 15 лет она показывала неимоверное самоотвержение, жила только для жены и моих детей, словом, всеми была чтима в доме, как полная хозяйка и самовластная распорядительница всего достояния жены и сына.

Достигнув тех лет, когда отказываются перезрелые девы от надежды соединить странствование с спутником, она, вместо того чтобы нырнуть в богомольство, нырнула в спекуляцию, попала в омут и потопила не только своё, но женино имущество, наделав более чем на 200 т[ысяч] долгов на её имя, продав потихоньку всё ценное, словом, обобрав её до того, что вот более 8 месяцев, как обнаружились её чёрные поступки, и всего и до сей минуты не раскрыто.

Бедную жену мою это несчастие тем более крушит, что она обвиняет себя более чем бы должно, ибо во время смерти детей она дала ей неограниченную доверенность, что было в 33-м году, и в течение 12 лет почти не спрашивала, что она по оной делала. В довершение, смерть Егора Францовича3 лишила жену и сына последней подпоры. Что ж до меня касается, я страдаю за них, а не за себя; моя будущность известна, и я почти могу сказать, чем хуже, тем лучше, ибо ближе к развязке.

Не браните меня, достойнейший мой друг, за грустное моё письмо - я знаю, что в вас найду участие, а потому, высказав, стало на сердце легче. У добрейшей и уважаемой Александры Семёновны поцелуйте за меня ручку. С каким бы отрадным чувством поглядел бы хотя несколько часов на ваше родное для меня семейство. Будьте добры до меня и напишите ко мне.

До гроба весь ваш душою Ар[тамон] Муравьёв.

Если можно, пришлите мне ваш портрет дагерротипный. Податель - добрейший человек, он брат Алексея Андреевича Толстого4.

*Подлинник на рус. яз.

КККМ. О/ф 7892/1303-44.

1 Речь идёт о решении сына А.З. Муравьёва Александра уйти в отставку. Указ о его увольнении с военной службы в чине поручика по болезни был подписан 1 февраля 1846 г. великим князем Михаилом Павловичем (РГБ. Ф. 218. Т. 5. № 461. Ед. хр. 8. Л. 1-2).

2 С.И. Митрополова.

3 Е.Ф. Канкрин умер 9 сентября 1845 г.

4 А.А. Толстой, чиновник из состава комиссии сенатора И.Н. Толстого. О каком брате А.А. Толстого идёт речь, установить не удалось.

39

38. М.И. Муравьёву-Апостолу

[Малая Разводная,] 12 января 1846 г.

Любезный и добрейший кузен, я счастлив, что отъезд гг. Ришье и Лерхе1 даёт мне то утешение, что я могу ответить на ваше письмо и поговорить с вами более откровенно.

На днях мы получили печальное известие о смерти нашего почтенного кузена и мученика Михаила Лунина2. Его смерть была засвидетельствована служителями Акатуя 3 декабря. В этот день утром один из охранников тюрьмы, который ему прислуживал, видя, что он лежит в халате и обутый, повернувшись к стене, спросил его*: «Не прикажете ли вы, Михайло Сергеевич, закрыть трубу»; не получив ответа, он вернулся с вопросом*: «Чай готов, прикажете ли вы подавать?» - тоже молчание, это его удивило, и, повторив несколько раз этот вопрос, он взял его за руку и убедился, что рука холодная, а он мёртв. Теперь ждут результатов расследования, которое приказано произвести. Я буду держать вас в курсе дела, если будут <...>**.

Я имел утешение получить очень доброе письмо от моей сестры. Она, конечно. очень горюет, потому что потеря её очень велика3. Я был на неё обижен, и по справедливости, но если вы меня помните, то знаете, что я не злопамятен. Сын Михаила Муравьёва4 совершил кругосветное путешествие и возвратился из Охотска по суше. Он сразу же приехал повидать меня, и я могу только радоваться такому проявлению дружбы и внимания, я этим счастлив, тем более что впервые за 20 лет вижу родственника.

Сын снова огорчает меня - он вышел в отставку и не хочет заботиться о своей матери и её интересах; он хочет ехать за границу - это безумие, особенно в его положении5.

Прощайте, дорогой друг, вы часто будете получать от меня вести через этих господ, которые возвращаются в Россию. Моё почтение и дружеский привет кузине6.

Сердечно преданный вам Ар[тамон] Муравьёв.

*Фраза в кавычках на рус. яз.

**Фраза не закончена.

ГАРФ. Ф. 279. Оп. 1. Ед. хр. 226. Л. 1-2.

1 Ришье - см. прим. 2 к п. 34. Лерхе - лицо неустановленное.

2 М.С. Лунин, по официальной версии, «скоропостижно скончался» 3 декабря 1845 г. в Акатуе.

3 Смерть муже Е.З. Канкриной Егора Францевича.

4 Муравьёв Леонид Михайлович (1821-1881), совершивший кругосветное путешествие. Из Охотска выехал в обратный путь по суше и заехал «повидать» А.З. Муравьёва.

5 Об отставке сына в 1845 г. существует «семейное предание», приведённое первым биографом А.З. Муравьёва: «На высочайшем смотру император Николай обратил внимание на видного Александра Артамоновича и спросил, как его фамилия; тот ответил. «А из каких Муравьёвых?» - продолжал Николай Павлович. «Сын декабриста Артамона Муравьёва», - последовал ответ. Николай Павлович отвернулся и отъехал, а Александр Артамонович на другой день подал в отставку и по настоянию матери уехал за границу. А.З. был очень огорчён, что его сын, вместо того чтобы приехать к нему, уехал за границу; письмо Веры Алексеевны разъяснило ему необходимость этого» (Муравьёв М. С. 122).

6 Имеется в виду жена М.И. Муравьёва-Апостола Мария Константиновна (ур. Константинова, 1810-1883).

40

39. И.Д. Якушкину

[Малая Разводная,] 7 февраля [1846 г.]1

Я счастлив, любезный и почтенный Иван Дмитриевич, что смог в конце концов выполнить ваше поручение и отослать вам тетрадь, которую вы хотели получить обратно2. Передайте моему кузену3 и Евгению4, что на этой неделе я им напишу, но в данный момент вследствие прощания с Леонидом и Безобразовым я не в состоянии связать две фразы.

Примите уверение, дорогой Иван Дмитриевич, в моём глубоком уважении и неизменной преданности.

Ар[тамон] Муравьёв.

ГАРФ. Ф. 279. Оп. 1. Ед. хр. 79. Л. 1.

1 Датируется по содержанию. В письме идёт речь о сыне М.Н. Муравьёва Леониде, возвращавшемся из кругосветного путешествия и навестившем А.З. Муравьёва в Малой Разводной в январе 1846 г. Об этом см. предыдущее письмо.

2 О какой «тетради» идёт речь, сказать трудно. Возможно, о рукописи записок И.Д. Якушкина или кого-то из декабристов.

3 М.И. Муравьёв-Апостол с октября 1836 г. находился на поселении в Ялуторовске.

4 Е.П. Оболенский на поселении в Ялуторовске с августа 1843 г.


You are here » © НИКИТА КИРСАНОВ (ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ «ДЕКАБРИСТЫ») » Из эпистолярного наследия декабристов. » Письма декабриста Артамона Захаровича Муравьёва.