© НИКИТА КИРСАНОВ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » © НИКИТА КИРСАНОВ » «Кованные из чистой стали» » Иванов Илья Иванович.


Иванов Илья Иванович.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ИЛЬЯ ИВАНОВИЧ ИВАНОВ

(1800 - 26.12.1838).

Провиантский чиновник X класса, бухгалтер полевого провиантского комиссионерства 3 пехотного корпуса.

Из почтальонских детей.

Мать - Елена NN (в 1826 ей 63 года), вдова после второго мужа, унтер-офицера Кармащукова, жила в своём домике в Житомире.

Воспитывался в Житомире у частных учителей.

В службу вступил почтальоном в Вылковысскую почтовую экспедицию - 21.02.1812, переведён в Гродненскую почтовую контору - 26.02.1813, переведён в Белостокскую пограничную почтовую контору унтер-офицером - 30.05.1815, канцелярист - 30.06.1815, коллежский регистратор - 31.12.1818, уволен из почтового ведомства и определён канцелярским служителем в Белостокское областное правление - 7.08.1820, по прошению определён в Волынскую казённую палату по счётной экспедиции - 1.07.1821, определён помощником бухгалтера в полевое провиантское комиссионерство 3 пехотного корпуса - 8.07.1822, губернский секретарь - 25.01.1824, коллежский секретарь - 30.01.1825, утверждён бухгалтером - 12.10.1825.

Секретарь Общества соединённых славян (1825).

Приказ об аресте - 14.02.1826, привезён из Житомира в Петербург на главную гауптвахту - 27.02, переведён в Петропавловскую крепость - 3.03.

Осуждён по IV разряду и по конфирмации 10.07.1826 приговорён в каторжную работу на 12 лет, срок сокращён до 8 лет -22.08.1826.

Отправлен из Петропавловской крепости в Сибирь - 24.01.1827 (приметы: рост 2 аршина 7 вершков, «лицо смуглое, немного рябоватое, глаза карие, нос средний, широковат, волосы на голове и бороде тёмнорусые»), доставлен в Читинский острог - 9.03.1827, прибыл в Петровский завод в сентябре 1830. По указу 8.11.1832 обращён на поселение в с. Верхне-Острожное (Каменка) Идинской волости Иркутского округа, прибыл туда в 1833.

Умер скоропостижно.

Большой почитатель М.С. Лунина, в Сибири читал и переписывал его антиправительственные политические сочинения.

Жена (с 1835) - крестьянка Домна Петровна Мигалкина. По амнистии 26.08.1856 ей с дочерью Ольгой предоставлены прежние права мужа по дворянству, в 1862 они выехали из Иркутска в Петербург, вдова в том же году вернулась в Иркутск.

Две сестры, одна из которых замужем за коллежским секретарём Дзюбенко.


ВД. XIII. С. 287-320.  ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 77.

2

Декабрист И.И. Иванов на следствии

Фамилия члена Общества соединённых славян комиссионера Ильи Ивановича Иванова* была названа на следствии впервые в показаниях, зачитанных в Комитете 2 февраля 1826 г. Тогда же последовало решение об его аресте, оформленное приказом военного министра А.И. Татищева 14 февраля 1826 г.

27 февраля 1826 г. Иванов был привезён из Житомира в Петербург и помещён на главную гауптвахту. 3 марта он был заключён в особую арестантскую камеру Петропавловской крепости.

При первом допросе Иванов показал, что в тайное общество был принят в 1825 г. А.Д. Кузьминым. Во время сбора корпуса в Лещине на совещаниях у Я.М. Андреевича 2-го не был, о планах истребления царской фамилии не слыхал, действий в пользу общества никаких не производил, кроме открытия о нём П.Ф. Выгодовскому.

8 марта Следственный комитет вручил И.И. Иванову письменные вопросные пункты, в которых стремился выяснить его принадлежность к Виленскому тайному обществу, ряд моментов, связанных с деятельностью Общества соединённых славян, связям этого общества с Южным и Польским, а также роли в тайной деятельности Иванова и знании им планов подготовки покушения на царя.

На большинство заданных вопросов Иванов дал отрицательные ответы, сознался лишь в том, что им были приняты в общество канцелярист П.Ф. Выгодовский и юнкер Я.А. Драгоманов.

15 марта 1826 г. следователи обращаются к Иванову с вопросом по поводу найденного у него в бумагах стихотворения, авторство которого было им неизвестно. Иванов, ссылаясь на Н.Ф. Лисовского, П.Ф. Громницкого, М.М. Спиридова показал, что стихи были даны ему для прочтения Громницким. Это дало повод Комитету обратиться с дополнительным вопросом к Громницкому. Громницкий показал, что стихотворение А.С. Пушкина «Кинжал» было получено им от М.П. Бестужева-Рюмина, который читал его в присутствии А.И. Тютчева и М.М. Спиридова.

Иванов же на вопрос Комитета о лице, распространявшем стихотворение, отозвался незнанием того, что стихотворение Громницкому дал именно Бестужев-Рюмин. Для установления лица, распространявшего стихотворение, 31 марта 1826 г. Комитет обратился с вопросами к Лисовскому, Тютчеву и Спиридову.

Лисовский не показал по этому поводу ничего определённого, Тютчев и Спиридов подтвердили факт передачи Бестужевым-Рюминым стихотворения А.С. Пушкина Громницкому.

Далее Комитет заинтересовался выяснением содержания письма, которое Иванов дал А.И. Борисову в декабре 1825 г., когда тот ехал через Житомир в расположение 8-й артиллерийской бригады, чтобы поднять восстание, а также и Житомирским совещанием членов Общества соединённых славян.

В ответах Иванов отрицал своё авторство письма к Киселевичу и Ярошевичу, а указал, что лишь сделал на письме Борисова приписку, о содержании же письма не знал.

25 апреля 1826 г. Комитет обратился к Иванову с вопросом о Житомирском совещании, в частности об участии в нём самого Иванова, со ссылками на показания других лиц об этом. Вопреки уликам Иванов продолжал отрицать, что принял в Общество соединённых славян П.Д. Мозгана, Ярошевича и Киселевича, что был секретарём общества, отрицал и то, что говорил Борисову: «Единственное средство избежать жесточайшего наказания - умереть с оружием в руках».

В связи с тем, что Иванов отверг предъявленные ему улики других членов Общества соединённых славян, 30 апреля 1826 г. ему дана была очная ставка с Борисовым, 2 мая 1826 г. - с Тютчевым и Громницким и 3 мая 1826 г. - с Фроловым. Но Иванов остался при своих прежних показаниях.

6 мая 1826 г. последовал дополнительный вопрос Иванову по поводу принятия им в общество чиновника Костыры (это стало известно из показания Громницкого). На этот раз Иванов был вынужден подтвердить показание Громницкого.

В тот же день Комитет обратился к П.И. Борисову 2-му с дополнительным вопросом по поводу принятого в общество Костыры. Борисов подтвердил показание Иванова. 8 мая 1826 г. Иванову последовал дополнительный вопрос по поводу приёма им в Общество П.Д. Мозгана (как показал сам Мозган), на что Иванов ответил отрицательно.

В дополнительном вопросе 9 мая Следственный комитет стремился установить посещение Ивановым собраний у Андреевича (на основании показаний М.М. Спиридова, И.В. Киреева, Н.Ф. Лисовского), однако Иванов дал и на этот вопрос отрицательный ответ. В связи с этим 12 мая 1826 г. была устроена очная ставка Иванова с Киреевым; Иванов по-прежнему отрицал своё присутствие на собраниях у Андреевича и знание намерений общества подготовить цареубийство.

Характерно, что в дополнительном показании 14 мая 1826 г. Киреев изменяет свои первоначальные показания и начинает утверждать, что, возможно, Иванов пришёл к Андреевичу на собрание, когда оно уже заканчивалось и Бестужев-Рюмин уже выступил с речью.

12 мая 1826 г. на очной ставке с П.Ф. Выгодовским Иванов продолжал отрицать, что он знал о намерениях общества восстать против императора и ниспровергнуть существующий порядок вещей.

Подводя итоги следствия по делу Иванова, Комитет констатировал, что «на допросах он оказывал до конца упорство и запирательство».

Согласно судебному определению И.И. Иванов был осуждён за то, что «участвовал в умысле бунта принятием членов и приуготовлял товарищей к мятежу». Верховный уголовный суд приговорил Иванова к лишению чинов и дворянства и к ссылке в каторжные работы на 12 лет. Указом 22 августа 1826 г. срок каторжных работ был сокращён до 8 лет с дальнейшим поселением в Сибири.

М.В. Нечкина


*Илья Иванович Иванов (1800, г. Житомир - 26.12.1838, с. Верхне-Острожное Иркутской губ.), декабрист, бухгалтер полевого провиантского комиссионерства. Сын унтер-офицера. Чл. Общества соединённых славян, его секретарь. Приверженец конституционного правления в России. Друг П.И. Борисова. Приговорён к 12-летним каторжным работам. Срок сокращён до 8 лет. На каторге в Читинском остроге с 9.03.1827. Слушатель «каторжной академии», занимался французским языком. В Петровском каземате (с сентября 1830) бескорыстно делился с неимущими товарищами денежными средствами. На поселение выведен досрочно, с сентябре 1832 находился в с. Верхне-Острожное, где имел возможность общаться с М.С. Луниным. Женился на крестьянке Д. Мигалкиной.

3

Славянский Катон

«Сельская правда» (Каменка), 26 июля 1975 г.

Ныне, когда мы готовимся отметить 150-летие со дня восстания декабристов, можно уверенно сказать, что каждый человек, кому не безразлична история и будущее развитие славянских народов, не интересовался бы идеями и подвигом каждого члена Общества Соединённых Славян, ставшего летом 1825 года «славянской управой» тайного Южного общества.

Первоначальной формой Общества славян была тайная организация 1818 года «Общество первого согласия», преобразованная вначале в «Общество Друзей Природы» с республиканской программой, а потом в 1823 году в Общество Соединённых Славян.

Основанное безземельными дворянами братьями Андреем и Петром Борисовыми, состоящее полностью из обедневших дворян, Славянское общество ставило цель освободить Россию от крепостного права и самодержавия революцией солдатских масс, утверждая, что «военные революции бывают не колыбелью, а громом свободы».

Все «славяне» были сторонниками смелых революционных действий: «Не надейся ни на кого, кроме твоих друзей и своего оружия», а своей конечной целью ставили объединение всех славянских народов в одну демократическую республиканскую федерацию.

В начале 1825 года в Общество славян был принят в городе Житомире на постоялом дворе Илья Иванович Иванов. Мороз заставил поручика Кузьмина пригласить Иванова в горницу, где ознакомившись с правилами и клятвой Общества, Иванов, не колеблясь, дал согласие.

Вскоре его избирают секретарём Общества, одна из обязанностей которого - сбор взносов с дозволением «употреблять наличный капитал в торговых оборотах для приращивания оного».

Сын неимущей дворянки Елены Кармащуковой (в семье Ивановых сохранилось предание, что он незаконнорождённый сын князя Голицына) двенадцатилетний Илья поступает почтальоном в Волковысскую почтовую экспедицию, позднее служит в Гродненской и Белостокской пограничной почтовой конторе. С 1822 года он работает помощником бухгалтера в полевом провиантском комиссионерстве 3 пехотного корпуса. Из своего скудного казённого жалования ему приходится выделять средства для матери и двух сестёр, которые по существу влачили нищенское существование.

Всё своё свободное время Илья Иванович отдаёт книгам, любит стихи и, возможно, сочиняет сам. Во взятых при обыске бумагах Иванова следственная комиссия обнаружила стихи атеистического содержания, приписала авторство ему и с негодованием спрашивала: «Что вас побуждало к изданию на бумаге богупротивных и в трепет приводящих мыслей?» Там же были обнаружены стихи (перевод с французского): «Нет преступления в уничтожении тирана» и «Кинжал» А.С. Пушкина. Становится понятным рождение прозвища Иванова «Катон».

Прекрасно зная античную историю, И.И. Иванов не мог не поклоняться перед верностью Марка Поруня Катона младшего, покончившего с собой после захвата власти Юлием Цезарем в Риме, идеалами республики. Кипучая деятельность Ильи Ивановича за небольшой срок пополнила Общество четырьмя новыми членами. Под его влиянием сослуживец Костыра не только стал членом Общества, но и почти атеистом, соглашаясь с утверждением Иванова, что «мощи - поповская выдумка». Им был вовлечён в ряды революционеров единственный крестьянин-декабрист П.Ф. Выгодовский-Дунцов.

При знакомстве с южанами Иванов был представлен, как уважаемое лицо, крупная организационная сила и секретарь Общества. Когда на юге стало известно о неудаче Петербургского восстания 14 декабря, Илья Иванович решительно стоял на том, что «теперь одно средство избежать жесточайшего наказания - умереть с оружием в руках», а в письме к Борисову предлагал план восстания: «Поднять войска, двинуться на Житомир, овладеть Бобруйской крепостью...»

Приговором Верховного уголовного суда И.И. Иванов был причислен к IV разряду, ему ставилось в вину то, что он «участвовал в умысле принятием членов и приготовлял товарищей к мятежу», и был приговорён «к 15 годам каторжных работ и на поселение».

Николай I «смягчил» наказание: «По лишению чинов и дворянства сослать в каторжную работу на 12 лет и потом на поселение».

Ни Читинский острог, ни Петровский каземат, ни суровые сибирские морозы и тоска по родным не вытеснили из сознания Ильи Иванова республиканских идей о свободе, атеистических убеждений. Когда у Николая I родился сын Михаил, Иванову (как и всему IV разряду) милостиво разрешили отправиться на поселение. Царь заботился о спасении душ декабристов, и под звон церковных колоколов строили они себе дома из сибирской лиственницы и сосны.

В 120 километрах от Иркутска по Ангарскому тракту в слободе Каменка обзавёлся своим хозяйством и «Славянский Катон» с 1833 года. Здесь он переписывает знаменитые «Письма из Сибири» М.С. Лунина и распространяет их среди друзей и знакомых. Лунинские «Рассуждения об Иисусе Христе» и «О черте России» получают высокую оценку Иванова. И если бы не его преждевременная смерть (умер в 1838 году тридцати восьми лет от роду), вряд ли он бы избежал Акатуевской или какой-либо другой забайкальской темницы, потому что у вдовы Ивановой жандармами был сделан обыск, были изъяты письма Лунина. А судьба дневника Иванова до сих пор неизвестна. Был ли он отобран жандармами или сохранился у внучки - точных данных об этом нет.

Теперь на старом каменском сельском кладбище колосится пшеница (в 1925 году историк Кубалов искал могилу Иванова и не нашёл) и глубоко под её корнями покоится прах благородного сердца Человека, который боролся за великое содружество славянских народов. Такое содружество стало возможным только после Великого Октября и уничтожения фашистской коричневой чумы в 1945 году.

Н. Фетисов, с. Каменка.


Вы здесь » © НИКИТА КИРСАНОВ » «Кованные из чистой стали» » Иванов Илья Иванович.