© НИКИТА КИРСАНОВ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » © НИКИТА КИРСАНОВ » «Вокруг декабря» » Лешевич-Бородулич Алексей Яковлевич.


Лешевич-Бородулич Алексей Яковлевич.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

АЛЕКСЕЙ ЯКОВЛЕВИЧ ЛЕШЕВИЧ-БОРОДУЛИЧ

(р. 1779).

Отставной корреспондент Военно-ученого комитета.

Отец - смоленский помещик, отставной прапорщик Яков Самуилович Лешевич-Бородулич (1747-1805), мать - Анастасия Петровна Гринёва (1753-1800).

В 1810 артиллерийский штабс-капитан.

После поражения восстания на Сенатской площади в его доме несколько часов укрывался декабрист Н.А. Бестужев.

Жена - Анна Фаддеевна Тютчева (1770-е  - 23.04.1827), в первом браке за бригадиром Михаилом Николаевичем Васильчиковым (ск. 23.04.1827).

Дочь - Настасья (1810-е - весна 1868), замужем за Василием Фёдоровичем Макавеевым.

Братья и сёстры:

Василий (1778 - 1840), женат на баронессе Марии Антоновне Шлиппенбах;

Нимфодора (р. 1781);

Екатерина (р. 1784);

Наталья (р. 1785);

Пелагея (р. 1786);

Степан (р. 1789);

Антон (р. 1791);

Любовь (1793 - 17.01.1857), замужем за Петром Васильевичем Вонлярлярским (11.06.1778 - 3.02.1827);

Елизавета, замужем за Яковом Петровичем Колечицким.


ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 13.

2

№ 13

ДЕЛО

ПО ПИСЬМАМ НА ВЫСОЧАЙШЕЕ ИМЯ ЛЕШЕВИЧА-БОРОДУЛИЧА, ИЗ КОИХ ОДНО ЗАКЛЮЧАЕТ ПРЕДСКАЗАНИЕ О УГРОЖАЮЩЕЙ ОПАСНОСТИ ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ (ПОКОЙНОМУ, ПОДОБНОЕ ПИСЬМО НАХОДИТСЯ В ДЕЛЕ ЗА № 12)

№ 1           

Августейший монарх! 1

Государь всемилостивейший

Движимый моею к тебе преданностию, в безрассудном детстве начавшеюся, я осмелился в предосторожность беды, монахом Авелем предсказанной при отъезде твоем в Варшаву, отправить письмо в собственные руки ее величества чрез ее статс-секретаря Лонгинова, которое, как я из обстоятельств заключаю, не дошло до рук ее величества по тогдашней слабости ее здоровья. В означенном письме не упомянуто о Книге Бытия, в течение тридцати пяти лет монахом Авелем сочиненной, в коей написано слогом Апокалипсиса:

1-е) Что-то непонятное о Гоге и Магоге, которых земли ныне усмотрены мною по атласу географа Брюе в смежности с Россиею и поблизости Уральска, из коего, как // (л. 1 об.) слышно, по интригам заводчиков, желающих присвоить себе земли, жалованные казакам, велено неволею и вдруг переселить всех казаков на Илецкую защиту; и 2-е) Что-то о церквах. А по тому нынешнее незапное истребление огнем пяти глав церкви Преображения Господа нашего Иисуса Христа и, по словам Авеля, изображающих ныне тебя с тремя братиями и племянником, паки побуждает меня умолять тебя самим Богом всеведущим отправиться в преднамеренный путь не позже половины сего месяца и возвратиться в столицу с ее окрестностями не ранее половины ноября. Одно это путешествие, по словам того же Авеля, может быть, избавит еще на тридцать пять лет тебя и Россию от предстоящей ныне беды.

Всемилостивейший государь! Я не суевер, – будучи первым учеником физики своего времени у покойного профессора Крафта, я продолжаю // (л. 2) упражняться в математических и естественных науках, удивляясь на каждой точке премудрости Бога Непостижимого и невежеству творений Его. Мне кажется, лучше отвратить даже ложно воображаемую Авелем беду ускорением путешествия, нежели подвергать опасности себя и отечество в случае события, им предсказанного.

С глубочайшим благоговением и всесовершенною преданностию по гроб мой пребуду

Твой!

вернейший подданный

Алексей Яковлев сын Лешевич-Бородулич2, военно-ученого комитета корреспондент


1 Вверху листа пометы Николая I карандашом: «В Комитет» и А.Д. Боровкова чернилами: «№ 53», «22 декабря 1825». На левом поле карандашом рукой А.А. Ивановского: «Оставлено
без внимания».

2 Письмо и все приписки к нему написаны А.Я. Лешевичем-Бородуличем собственноручно.

Августа 12 дня 1825 года

Живет по Английской набережной в доме жены своей за № 245-м. // (л. 2 об.)

L’envie et l’egoisme accompagnés par l’intrigue font la chasse а la vérité et la poursuivent а toute outrance. Devenue timide et craintive, elle se cache soigneusement, et même voilée, elle n’ose plus paraitre devant le trône. Le souveraine qui l’aime et veut l’ecouter ne pourra plus l’entendre, qu’en la faisant monter secretement dans son cabinet. // (л. 3)

Перевод:

Зависть и эгоизм, сопровождаемые интригой, охотятся за правдой и преследуют ее беспощадно. Став робкой и боязливой, она старательно прячется и даже под вуалью не осмеливается более появиться перед троном. Государь, любящий ее и желающий ее слушать, может ее услышать, лишь проведя ее втайне в свой кабинет.

№ 2

Августейший монарх! 1

Государь всемилостивейший

«Не здравии, но болящии требуют врача», – сказал Христос Спаситель. А в притче о блудном сыне показал, сколь приятно Богу обращение грешника на путь истинный.

Двое из важнейших действовавших лиц в происшествии 14-го сего месяца, укрываясь от картечных пуль, вошли по Галерной улице вслед за мною на двор дома, жене моей принадлежащего. Один из них, как кажется, сын недоброжелательницы жены моей, по неисповедимым судьбам Всемогущего послужил мне щитом от осьмилотовой картечной пули, которою он прострелен в спину навылет, идучи сзади меня, пред самыми воротами дома жены моей, так, что едва успел переступить чрез порог калитки, и прося у меня // (л. 3 об.) помощи, чрез несколько минут преставился на суд Божий.

По приметам, мною описанным, знавшие его в лицо говорят, что этот умерший2 был Кюхельбекер. О приметах его и других пред смертию его случившихся обстоятельствах я объявил письменно полиции при чтении повестки декабря в 16-й день сего года. Но как другой, в живых оставшийся, о коем я имел честь и счастие тебе изустно объяснять, увидев лицо просящего у меня помощи, сколько мне припомнится, в то же мгновение поворотился к нему спиною, от ужаса не оказав сострадания, в подобных случаях человечеству свойственного, то мне кажется, что сие невольное движение произошло из опасения быть от раненого узнанным.

Для объяснения сего и других обстоятельств, клонящихся к личной твоей, всего царствующего рода Романовых и твоих верноподданных безопасности, а также для спасения души сего блудного сына, провидением ко мне присланного, всеподданнейше // (л. 4) прошу: повели, государь, заключить меня в то же место, где содержится Николай Бестужев, и позволь мне пробыть с ним столько времени, сколько нужно будет для совершенного его обращения на путь истины. В случае нужды в священных книгах или в перемене жилища, могущего иметь сильное влияние на здоровье, удостой приказать кому следует мои требования в точности исполнять и тем доставить мне способы, обратя человека к совершенному раскаянию, по гроб мой пребыть

Твоим!

вернейшим подданным

Алексей Лешевич-Бородулич3, военно-ученого комитета почетный корреспондент

Декабря 20 дня 1825 года

Живет по Английской набережной в доме жены своей за № 245-м // (л. 5)

1 На документе пометы А.Д. Боровкова чернилами вверху листа: «№ 54», «Пол[учено] 22 декабря 1825», на левом поле: «Доложить Комитету», и А.И. Карасевского: «Докладывано 22. Реш[ено] с высочайшего утверждения отказать».

2 К этому месту текста внизу листа сделано примечание В.Ф. Адлерберга чернилами: «На спрос мой г[осподин] Бородулич объявил, что он не знает имени убитого, а утверждает, что должен его знать Николай Бестужев», под примечанием собственноручная подпись «Алексей Лешевич-Бородулич».

3 Письмо и все приписки к нему написаны А.Я. Лешевичем-Бородуличем собственноручно.

№ 3

14 числа сего декабря вечером пришел в Галерную улицу в дом под № 245 неизвестный человек, тяжело раненный, и при смерти объявил, что жительство имел в конногвардейских казармах.

Генерал-адъютант Бенкендорф, препровождая к его превосходительству Алексею Федоровичу для прочтения записку по сему обстоятельству, покорнейше просит сделать об оном выправку, не оказался ли кто убылыми после 14 числа из живущих в конногвардейских казармах, и о последующем уведомить с возвращением записки.

Верно: помощник правителя дел Карасевский

21 декабря 1825

Его прево[сходительст]ву А.Ф. Орлову // (л. 6)

№ 4

Генерал-адъютант Орлов честь имеет известить его превосходительство Александра Христофоровича, что, по самом строгом изыскании, люди все лейб-гвардии в Конном полку, как казенные, так и партикулярные, состоят налицо, и никакого человека с 14-го числа сего месяца в отлучке не имеется, что и утверждено подписью всех чиновников, имеющих квартиры в казармах.

Генерал-адъютант Орлов

Декабря 22 дня 1825 года // (л. 7)

№ 5

Копия

Весьма нужное

По 4-му кварталу

Сим объявляется г[осподам] хозяевам домов и управляющим оными с подпискою, не окажутся ли в чьих-либо домах проживающими или приезжающими:

1-й, адъютант принца Александра Вюртембергского Бестужев; 2-й, Московского полка штабс-капитан Бестужев, и 3-й, Конной гвардии офицера, приезжего из Москвы, князя Одоевского, то о таковых дать знать сего квартала надзирателю.

15 декабря 1825 года. На подлинном надзиратель Садовников

№ 240-й. Читал. Наум Афанасьев

– 241-й. Читал. Федор Лиснер

– 242-й. Читал. Петр Киселев

– 243-й. Читал. Иван Лютин

– 244-й. Читал. Емельян Егоров

– 245-й. Читал Главного штаба его // (л. 7 об.) императорского величества военно-ученого комитета почетный корреспондент и кавалер Алексей Яковлев сын Лешевич-Бородулич и объявляет.

При входе моем под картечными выстрелами с Галерной улицы в калитку дома за № 245 вслед за мною вошел молодой человек среднего роста, лица продолговатого, с римским носом, и сколько можно припомнить, одетый в синий полусюртук, черную шелковую манишку и повязанную на шее такого же цвета косынку. Голосом слабым, текущею из рта кровью прерывающимся, он просил помощи, показывая рукою на грудь. Движимый состраданием, я приступил к осмотру раны его и нашел, что осьмилотовая картечная пуля, попавшая ему в спину между лопаток, пробила напролет легкое и грудь на полтора вершка выше // (л. 8) сердца. Судя по важности раны, что ему остается жить несколько минут, я не скрыл приближающейся кончины его и советовал обратиться мыслями и покаянием к милосердому Богу, а между тем приказал положить его покойнее и стараться узнать его фамилию и место жительства. Испуская дух, он объявил место жительства своего в конногвардейских казармах, а фамилии не успев выговорить, преставился, и тот же вечер тело сего неизвестного безоружного человека полицейскими служителями прибрано.

Декабря 16 дня 1825 года в полдень

Приметы умершего, как припомню

1-е. Рост. Более двух аршин осьми вершков, стана тонкого, колени немного согнуты.

2-е. Лице. Худощавое, продолговатое, гладкое, щеки впалые, нос римский, рот небольшой. // (л. 8 об.)

3-е. Волосы. На голове и бровях темно-русые, острижены довольно низко, борода и бакенбарды обритые.

4-е. Лета. Судя по наружности, около тридцати.

5-е. Одежда. Полусюртук темно-синего или черного цвета, по позднему времени нельзя было рассмотреть, манишка и косынка черные шелковые.

6-е. Жительство. Объявил в конногвардейских казармах, но у кого именно и фамилии своей сказать не успел.

Декабря 20 дня 1825 года

О «Деле по письмам на высочайшее имя Лешевича-Бородулича»

Письма корреспондента Военно-ученого комитета А.Я. Лешевича-Бородулича от 12 августа и 20 декабря 1825 г. были заслушаны Комитетом на заседании 22 декабря 1825 г. Первое из писем было постановлено «принять к сведению», насчет же просьбы Лешевича-Бородулича заключить его вместе с Н.А. Бестужевым для наставления последнего «на путь истины» Комитет положил, что для увещания мятежников имеется священник, и «не только нет надобности, но и неприлично допускать к сему людей посторонних».

Каких-либо дополнительных материалов о выяснении личности раненого, умершего вечером 14 декабря 1825 г. в доме Лешевича-Бородулича, среди документов фонда Следственного комитета не обнаружено.

Дело, заведенное по письмам Лешевича-Бородулича, хранится в ГА РФ в фонде 48, под № 13. По современной нумерации в нем 10 листов. По нумерации, проставленной при формировании дела надворным советником А.А. Ивановским, в нем насчитывалось 8 листов (не были пронумерованы обложка и последний, заверительный, лист).


Вы здесь » © НИКИТА КИРСАНОВ » «Вокруг декабря» » Лешевич-Бородулич Алексей Яковлевич.